Виртуальное методическое объединение библиотек и организаций, работающих с молодежью О проекте Карта сайта Электронная почта
Виртуальное методическое объединение библиотек и организаций, работающих с молодежью
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ежемесячная библиотечная газета о молодёжи и для молодёжи
Электронная библиотека 'Молодежь России'
Вопрос-ответ
Библиотеки и молодёжь (зарубежный опыт)
 
Материалы международных конференций
Материалы международных конференций Чан Хенг Чи «Готовы ли библиотеки к большим переменам?»

Готовы ли библиотеки к большим переменам?

Чан Хенг Чи (Chan Heng Chee)
Министерство иностранных дел, Сингапур

Оригинал доклада на английском языке
 

Якоб Ибрахим (Yaacob Ibrahim), министр информации и массовых коммуникаций, доцент, профессор.

Ингрид Пэрент (Ingrid Parent), профессор, президент Международной федерации библиотечных ассоциаций (IFLA).

Элайн Энг (Elaine Ng), председатель Национального комитета IFLA WLIC 2013.

Уважаемые гости, дамы и господа.

Эта неделя в Сингапуре выдалась очень насыщенной и информативной. Два дня назад мы принимали у себя Международный книжный саммит. Сегодня у нас собралась Международная федерация библиотечных ассоциаций. Через три дня мне предстоит выступить в Академии преподавателей Сингапура. Я думаю, меня пригласили выступить перед вами, потому что я люблю книги. И мне нравится проводить время в библиотеке.

Все началось, когда мне было 11–12 лет. Мне нужно было регулярно посещать доктора дважды в месяц. Мой отец приводил меня в библиотеку неподалеку от его офиса и оставлял наедине с книгами. Позже, часов в 11–11.30 утра он приходил за мной, и мы шли к врачу. Визиты к врачу были частыми, и порой я бесцельно бродила среди книжных стеллажей. Это было только начало.

Сейчас я могу с уверенностью сказать, что самые счастливые моменты в моей жизни связаны с тем временем, когда я, будучи студенткой, проводила все вечера в библиотеке Сингапурского университета, исследуя стеллажи с книгами и журналами в поисках книг не из списка рекомендованной литературы. Находится в этом прохладном, тихом месте было для меня настоящим блаженством. По одной и той же теме я могла узнать сразу о нескольких авторах, так как их книги располагались вместе, и позже, вспомнив названия их книг при подготовке доклада или лекции, я обращалась именно к этим авторам.

Библиотека это еще и место для общения. Здесь встречаются друзья, здесь завязываются отношения. Например, знакомство четы Клинтонов началось в библиотеке Йельского университета. Как говорят, он заметил ее первым. Они долго присматривались друг к другу. Наконец, когда в очередной раз Билл Клинтон уставился на Хиллари, сидевшую в другом конце читального зала, та подошла к нему и сказала: «Слушай, если мы и дальше будем также упорно разглядывать друг на друга, то нам просто необходимо познакомиться». Все знают, что случилось потом. Лично со мной ничего подобного не произошло, я не вышла замуж за будущего президента, но зато обзавелась множеством друзей именно в библиотеке.

Будучи постоянным посетителем библиотек, я собрала и собственную книжную коллекцию. Сейчас у меня столько книг, что я не знаю, что с ними делать. И хотя мне больше по душе держать в руках книгу и ощущать аромат бумажных страниц, у меня есть и свой Kindle. Электронная книга на ридере очень удобна в полетах или в дороге, но в остальное время я, по-прежнему, очень привязана к традиционным книгам.

Недавно я прочитала статью в International Herald Tribune, автор которой рассуждал о «книжности книги» бумажной и о том, чего же не хватает при чтении электронных книг. Оказывается, это толщина книги, обложка, иллюстрации, ее облик в целом. Чтение – мимолетный процесс, но аккуратные ряды книг на полках могут многое рассказать о своем владельце, поэтому человеку так важно собрать собственную библиотеку. Книги способны рассказать о духовной и интеллектуальной жизни человека, как награды о спортсмене, фотографии о семье, и даже больше. Электронные книги на iPad этого не могут. Они не могут охарактеризовать своего владельца; они просто исчезают в пространстве, испаряются.

Эта мысль позволит мне плавно перейти к тому, о чем я хочу поговорить сегодня. Я приглашаю вас поразмышлять вместе со мной об основных изменениях, которые коснутся библиотеки в ближайшее десятилетие. Вопрос, который я хочу адресовать вам: «Готовы ли библиотеки к большим переменам?»

Речь пойдет о существенных изменениях – технологических, социальных, экономических и политических. В рамках нашего обсуждения я буду рассматривать технологические и социальные изменения в соответствии с демографическими тенденциями.

1. Технологические изменения

Мы все ощутили на себе влияние технологической революции и наступившей информационной эры. Интернет полностью изменил наш образ жизни. В опубликованной в этом году книге «Новый цифровой мир» («The New Digital Age») председатель совета директоров Google Эрик Шмидт и директор научного центра Google Ideas Джаред Коэн пишут следующее:

«Распространение коммуникационных технологий достигло беспрецедентных масштабов. В первое десятилетие 21 века количество интернет-пользователей по всему миру выросло с 350 миллионов до 2 миллиардов. В то же время число абонентов мобильной связи увеличилось с 750 миллионов до 5 миллиардов (сейчас их уже более 6 млрд.). Эти технологии распространились до самых отдаленных уголков планеты, в некоторых ее частях их освоение происходит очень стремительно.

К 2025 году большинство жителей планеты, люди одного поколения, получат доступ ко всей мировой информации с гаджетов, помещающихся на ладони. Если темп технологического развития будет сохраняться на прежнем уровне, то все прогнозируемые 8 миллиардов жителей Земли будут онлайн».

Наше общество меняется, а вместе с этим меняются и экономические модели. Технологическое цунами захлестнуло и на политику. Политические деятели стараются быть в курсе всех новых технологий и способствуют их повсеместному распространению.

2. Социальные изменения

Мы живем в сетевом обществе и имеем дело с определенными демографическими изменениями. У каждого из нас свой жизненный опыт, обусловленный образованием и технологиями, но мы все живем в глобализированном мире. Я обратилась к американским исследованиям, которые прогнозируют грядущие изменения, к которым нам следует быть готовыми. Так, к 2020 году наше общество будет представлять собой смешение пяти поколений:

• Традиционалисты: рожденные до 1946 г.
• Бэби-бумеры: рожденные в 1946–1964 гг.
• Поколение Х: рожденные в 1965–1976 гг. (некоторые предлагают период 1965–1982 гг.)
• Поколение Миллениума / Поколение Y: рожденные в 1977–1997 гг. (мне также встречалась датировка 1982–2001 гг.)
• Цифровое поколение C

Поколение C выросло на YouTube и его героях. Это поколение может включать в себя представителей как поколения X, так и поколения Y. Эти люди выросли вместе с цифровыми технологиями, они прекрасно технически подкованы. При этом есть и представители поколения X, не разбирающиеся в новых технологиях. Нет объяснения и тому факту, почему технологическая революция не оказала должного эффекта на Бэби-бумеров и Традиционалистов. Хочется верить, что таких людей меньшинство.

Почему так важно обозначить эти различия между поколениями? Нам необходимо понимать их, потому что мы работаем с людьми и обществом. Это позволяет лучше узнать своих пользователей, свою целевую аудиторию. Ведь мы общаемся и предоставляем библиотечные услуги всем пяти поколениям, у каждого из которых свой взгляд на жизнь, свои требования и свои потребности.

Согласно исследованиям Pew Internet and American Life Project, объединив технологические и демографические изменения, мы получим следующие результаты:

Интернет в США в 2000 году

• 46% взрослых пользуется интернетом
• 5% есть широкополосный интернет дома
• 53% есть мобильный телефон
• 0% есть беспроводной интернет
• 0% пользуются социальными сетями

Интернет в США в 2012 году

• 82% взрослых пользуются интернетом
• У 2/3 населения есть широкополосный интернет дома
• 88% есть мобильный телефон
• 46% есть смартфон
• 19% есть планшет
• 19% есть е-ридер
• 2/3 населения пользуются беспроводным интернетом
• 65% взрослых пользуются социальными сетями

Исследователи центра Pew пришли к выводу, что и природа информации изменилась. Раньше информация была скудной, дорогой, формировалась и контролировалась элитой, воспринималась как единственно верная, распространялась медленно и была зачастую оторвана от реальности. Сегодня информация повсюду, большей частью доступна бесплатно, формируется и контролируется самими пользователями и сетью, предназначена для того, чтобы люди делились ею, принимали участие в ее создании и давали ей свою оценку. Информация актуальна и внедрена в нашу жизнь.

Мобильный телефон изменил наш мир. С его появлением информация стала доступна всегда и везде; он поместил информацию буквально на кончики наших пальцев, повысил спрос на своевременную информацию. Как же мы жили до появления мобильных телефонов и айфонов?

Социальные сети обволакивают нас информацией через наши многочисленные контакты, предоставляют нам информацию из различных ресурсов с возможностью мгновенного отклика на нее, а также позволяют нам самим создавать информацию и распространять ее.

Более того, данные центра Pew Internet показали, что поиск информации является одной из наиболее популярных форм сетевой активности людей. 91% взрослых заходят в Сеть, чтобы воспользоваться поисковой системой. 96% респондентов в возрасте от 18 до 29 лет пользуются поисковиками; в возрасте от 30 до 49 лет – 91%, в возрасте от 50 до 64 лет – 92%. Однако у респондентов в возрасте 65 лет и старше наблюдается резкий спад интереса к поисковикам. Респонденты с высшим образованием чаще пользуются поисковыми системами, чем люди с более низким уровнем образования. Все больше и больше интернет-пользователей прибегают к онлайн поиску ежедневно. В 2012 году таких было 54% пользователей. Сегодня молодые люди постоянно пользуется поисковыми системами, и есть большая вероятность того, что с возрастом они сохранят эту привычку.

Сравнивая ситуацию в США и Азии, можно сказать, что Азия совсем скоро догонит штаты. Данные Индонезии, Южной Кореи и Сингапура на сегодняшний день следующие:

Данные по численности населения, пользованию Интернетом и Facebook в Азии
Азия Численность населения (на 2012 г.) Число интернет-пользователей (за 2000 г.) Число интернет-пользователей (на 30 июня 2012 г.) Пользователи (% от населения страны) Пользователи (% от населения Азии) Пользователи Facebook (на 31 декабря 2013)
Индонезия 248 645 008 2 000 000 55 000 000 22,10% 5,10% 51 096 860
Южная Корея 48 860 500 19 040 000 40 329 660 82,50% 3,70% 10 012 400
Сингапур 5 353 494 1 200 000 4 015 121 75,00% 0,40% 2 915 640

Источник: Internet World Statistics

Исходя из данных, наблюдается существенный рост показателей между 2000 и 2012 гг. В 2012 году в Индонезии число интернет-пользователей выросло с 2 млн. до 55 млн., в Южной Корее удвоилось, а в Сингапуре вообще увеличилось в три раза. Что касается социальных сетей, то Facebook нигде так не популярен, как в США и Канаде: 50% населения в Северной Америке против 5% в Азии и 30% в Европе. Однако говоря об Азии, в Индонезии 88,6% интернет-пользователей заходят на Facebook, в Южной Корее – 63,5%, в Сингапуре – 83,7%.

Конечно, требуется более детальное исследование о том, какую информацию запрашивают пользователи. К сожалению, мне не удалось найти данные по числу пользователей мобильных устройств и тому, какую информацию они чаще загружают. К примеру, я часто «гуглю» со своего телефона имена, информацию о кадровых перестановках в правительстве или кабинете министров, последние данные о ВВП разных стран и прочие данные, которые мне могут пригодиться для выступления или на совещании. В моей работе очень важно не только четко выразить свою мысль, но и показать свою осведомленность в деталях и тонкостях того или иного вопроса. То, что мы сейчас наблюдаем в США, обязательно придет и в Азию, но, возможно, не в таких масштабах, поскольку в нашем регионе существуют значительные различия в уровне образованности среди людей старшего поколения.

Кроме того, мы должны признать, что электронные книги также стремительно распространяются. В 2012 году исследование Pew Internet показало, что за прошедший год 21% взрослых американцев прочитали хотя бы одну е-книгу; 68% прочитали печатную книгу; 11% прослушали аудиокнигу и 19% не читали вообще. Я была удивлена, узнав, что некоторые читали е-книги со своего мобильного телефона (должно быть, у них со зрением все в порядке), остальные же читали их на компьютере, е-ридере или планшете. Главное, что показали эти результаты, что бумажная книга не перестала существовать. В частности, продажи книг в США по-прежнему высоки. Те, кто прочитали книгу онлайн, вполне возможно купят ее бумажную копию в свою коллекцию.

Итак, где же теперь место библиотек и, как они должны изменить себя, чтобы приготовиться к грядущим переменам? Будучи долгое время профессором университета и лично общаясь со студентами, я была крайне удивлена, узнав об успехе проекта Coursera, который предлагает онлайн курсы в лучших университетах мира тем, кто в силу различных причин просто не может себе позволить учиться в них. Так революционировала бизнес-модель университетского образования. Я уверена, что библиотеки точно также столкнуться с революцией доступности.

Мы живем в насыщенном информацией мире. Люди онлайн получают информацию на сайтах, в блогах, через поисковики типа Google. Книги, газеты, документы – все будет оцифровано. Люди смогут получать информацию когда угодно и где угодно. Информационная грамотность станет необходимым навыком. Библиотеки и библиотекари должны измениться, найти для себя новые роли, чтобы быть полезными и оставаться востребованными. Как вы намереваетесь справиться с этими пугающими переменами?

Я не библиотекарь, не специалист в этой области, но вы, собравшиеся сегодня здесь, должно быть не раз задавали себе этот вопрос. Разумеется, вы должны выйти за пределы книг. Несмотря на то, что информация все больше оцифровывается, я думаю, что физическое пространство библиотеки по-прежнему востребовано. Библиотека – это общественное место, место встреч. Это социальное пространство для людей всех возрастов. Эксперты также подчеркивают, что хотя большая часть контента в скором времени будет электронной, все равно будут материалы, которые невозможно оцифровать и которые нужно будет сохранять.

Библиотеки и библиотекари продолжат помогать людям в поиске информации и работе с новыми технологиями. Население некоторых стран еще плохо владеет новыми технологиями, в таких случаях такая работа может стать главной для библиотекарей. Конечно, я не могу это однозначно утверждать. Но одно я знаю точно, библиотекари станут необходимыми посредниками в обнаружении новых онлайн ресурсов, сайтов и поисковых систем.

Многие страны сталкиваются с проблемой увеличения числа пожилых людей, большая часть из которых грамотны, но испытывают трудности в освоении новых технологий. Говоря о демографических изменениях в обществе, к пожилым людям зачастую относятся как к некой однородной группе. Это не так. Пожилые люди различаются по социально-экономическому статусу, образованию и состоянию здоровья. Многие пенсионеры могут испытывать потребность в интеллектуальной деятельности. Могут ли библиотеки стать центрами повышения информационной грамотности для таких людей? Благодаря своей деятельности и авторитету библиотеки могут активно продвигать идеи образования в любом возрасте. Вы можете создать читательские клубы, наиболее сплоченные из которых могут организоваться спонтанно из друзей и знакомых.

Некоторые библиотеки стали инновационными пространствами. В таких библиотеках размещаются как инициативные центры, так и бизнес-инкубаторы. То есть библиотеки способны оказывать поддержку будущим бизнесменам. Таким образом, библиотеки становятся не только хранилищем знаний и информации, но и активно способствуют экономическому развитию. Книги и новаторские идеи в едином библиотечном пространстве вдохновляют и способны вызвать новую волну повышенного интереса к библиотеке.

Будучи политологом, мне часто приходится говорить о необходимости создания социального капитала – такого социального костяка, который укрепил бы людей и нацию и создал бы ощущение сплоченности и сопричастности. Библиотеки могут и уже способствуют созданию этого социального капитала, так как их регулярно посещают люди всех возрастов. Библиотека формирует определенные привычки. Люди растут с библиотеками. Зачастую библиотека является неким «сакральным» местом для общества. Социологи больших городов заявляют о том, что для страны и города очень важно иметь такое знаковое пространство для того, чтобы привязать людей к месту, где они живут. Многие жители Нью-Йорка назовут таким «сакральным» местом Центральный парк. Другие же скажут, что это Публичная библиотека Нью-Йорка. На этот же вопрос жители Сингапура назвали бы Ботанический сад и Национальную библиотеку. Другой яркий пример – Новая Александрийская библиотека. Я прочитала об этом в сегодняшнем номере Sunday Times (от 18 августа 2013). Студенты взялись за руки, чтобы защитить библиотеку от участников уличных беспорядков. Директор Александрийской библиотеки доктор Исмаил Серагельдин вспоминает: «Затем из толпы вышли молодые люди… начали собираться в живой щит, держась за руки и скандируя: „Это Библиотека! Руки прочь от Библиотеки!“». У этих молодых людей было это ощущение сопричастности, и для них библиотека стала тем самым «сакральным» пространством.

Во многих обществах библиотеки являются «сакральным» пространством, а в развивающихся странах у них есть и особая роль. Они являются ключом к образованию и источником знания и прогресса. Важная особенность «сакрального» пространства в том, что его невозможно взять и просто создать, хотя продуманная планировка пространства имеет значение. Пространство может стать таковым только спустя время, когда люди дадут ему оценку – оно красивое, важное, полезное, оригинальное, священное. Так люди «присваивают» это пространство себе. Мне хочется верить, что вы зацепитесь за эту мысль и тщательно обдумаете, как библиотеке сохранить свою значимость.

Я надеюсь, теперь у вас есть над чем подумать. Мне хотелось своим докладом дать старт сегодняшним обсуждениям. Некоторые из вас, я думаю, уже озабочены грядущими переменами и готовы поделиться своими соображениями. Это будет увлекательная дискуссия.

Прежде чем покинуть эту сцену, мне бы хотелось выразить свое глубокое уважение и благодарность всем собравшимся сегодня библиотекарям за то, что вы всегда были моими помощниками и партнерами в написании каждой моей статьи и книги, каждого моего выступления. Спасибо.

Перевод: Центр международных программ Российской государственной библиотеки для молодежи

© Российская государственная библиотека для молодёжи, 2008–18