Виртуальное методическое объединение библиотек и организаций, работающих с молодежью О проекте Карта сайта Электронная почта
Виртуальное методическое объединение библиотек и организаций, работающих с молодежью
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ежемесячная библиотечная газета о молодёжи и для молодёжи
Электронная библиотека 'Молодежь России'
Вопрос-ответ
Библиотеки и молодёжь (зарубежный опыт)
 
Зарубежный опыт
Публикации Так говорил Обама

Так говорил Обама

Источник: Библиография.– 2009.– №4 – С.– 40-46

 

В журнале «Библиография» не раз печатались весьма подробные отчёты о ежегодных конференциях Американской библиотечной ассоциации (ALA). Российских делегатов особо впечатляли даже не столько размах этих мероприятий с многотысячными участниками, сколько уровень представительства на них различных элит американского общества. Не оставались в стороне и политические деятели США, включая даже действующих президентов, вице-президентов и министров, не говоря о сенаторах и конгрессменах. Поэтому выступление чернокожего сенатора от штата Иллинойс Барака Обамы, заявленное в программе открытия пленарного заседания конференции ALA проходившей в Чикаго 23–29 июня 2005 г., было одним из многих в этом ряду.

Сенатор собрал тогда много слушателей, среди которых был и главный редактор «Библиографии» К.М. Сухоруков. С первых минут стало очевидно, что Б. Обама – блестящий оратор, умеющий увлечь и убедить любую аудиторию, но в особенности – представителей научной и творческой интеллигенции. Многие из них с удовольствием сразу же получили распечатку речи Б. Обамы, другие скачали этот текст с сайта ALA. Сделал это и К.М. Сухоруков, хотя ни он, ни американские коллеги не подозревали, что прослушали речь будущего президента США.

Читателям «Библиографии», несомненно, будет интересно и полезно узнать, что тогда говорил Б. Обама о проблемах чтения и роли библиотеки в современном обществе.

 

Мы должны быть благодарны библиотекарям, поскольку они – защитники правды и знаний, личной информации, грамотности, независимости мнений и, более всего, чтения.

Евангелие от Иоанна начинается так: «В начале было Слово». Хотя в Библии имеется в виду символическое значение этого Слова, мы понимаем, что речь идёт о решающем значении языка, письма, чтения, общения и книг как средства передачи культуры и установления связи между людьми.

Библиотека – это не только место, где собраны книги, здесь мы всегда можем узнать о великих идеях и концепциях, которые помогают американской истории и истории человечества двигаться дальше. Вот почему ещё со времён античности все, кто пытался добиться власти, хотели управлять человеческим сознанием и, следовательно, стремились контролировать библиотеки и книги. Когда уничтожали великую Александрийскую библиотеку, ограничивали распространение знаний в Средние века, сжигали книги или заключали в тюрьмы писателей из бывших коммунистических стран – идея была в том, чтобы контролировать слово, контролировать то, что люди слышат, читают и о чём думают. Другими словами, контролировать их самих и лишать свободы или, по меньшей мере, лишать свободы их умы.

Очень важно мыслить в то время, когда правда и наука постоянно ставятся под сомнение политическими идеологиями, когда язык используется не для просвещения, а для сбивания с толку, когда существуют те, кто отвергает в наших школах учение об эволюции, когда фальшивая наука противостоит решению проблемы глобального потепления и финансированию исследований для спасения жизней.

Во времена, когда мода на запрещение книг вернулась, библиотеки напоминают нам, что правду говорит не тот, кто громко кричит, а тот, кто обладает верной информацией.

Мы, американцы, религиозная нация, я религиозен. Американцы открыли для себя, что наша вера не противоречит фактам и что наша свобода зависит от способности постигать правду. Вот чем занимаются библиотеки.

Когда мы убеждаем ребёнка, любого ребёнка, переступить порог, заветный порог библиотеки, мы навсегда меняем его жизнь к лучшему. Это большое дело.

В моей жизни бывают ситуации, когда я ощущаю потерянность, неопределённость, но они уступают место чувству воодушевления, когда я прихожу в библиотеку и вижу книги, всё человеческое знание, приведённое в определённую систему и доступное мне. Я осознаю важность работы библиотекарей и благодарен вам за то, что вы делаете. Я хочу работать с вами, я хочу быть уверен, что библиотеки останутся очагами знания, где мы вольны читать и обсуждать то, что хотим, не опасаясь, что Большой Брат заглянет нам через плечо, чтобы выяснить, чем мы занимаемся.

Возможно, кто-то из вас слышал, что я выступал с речью на съезде демократов прошлым летом. Это вызвало определённый резонанс. Каждый из присутствовавших там должен был обратить внимание на мои слова: «Нам не нравятся агенты ФБР, сующие нос в библиотечные дела, независимо от того, происходит ли это в тех штатах, которые голосовали за республиканцев или за демократов».

Долгие годы библиотеки боролись за право на частную жизнь и нашу свободу. В нашей истории бывали тёмные времена, когда Америка не следовала своим убеждениям. Вопрос «Кто будет бороться против ограничения свободы?» оставался открытым. Библиотекари всегда стояли на её защите. Когда политические группы пытались подвергнуть цензуре великие произведения литературы, вы были единственными, кто оставлял на полках «Приключения Гекльберри Финна» и «Над пропастью во ржи», отстаивая наш доступ к различным точкам зрения, к свободной информации.

С тех пор, как мы вынуждены беспокоиться о том, что правительство следит за нами в библиотеках, только вы встаёте и внятно говорите о нашем праве на частную жизнь. Вы защищаете самую главную свободу, которой мы обладаем, и поэтому мы благодарны вам. Но, помимо благодарности, вы также заслуживаете нашей защиты.

Я работал с республиканцами и демократами, потому что хотел быть уверен, что Патриотический акт1, который помогает нам выслеживать террористов, не ставит под удар наши гражданские свободы. Это проблема, которую Вашингтон всегда рассматривал только с одной стороны: либо мы защищаем наш народ от терроризма, либо защищаем наши принципы. Но я не согласен с этим. Я убеждён, что можно сочетать оба подхода. Если мы продолжим делать по-старому, это будет означать, что мы слишком мало требуем от себя и от Америки.

Я верю, что при использовании новых технологий можно находить террористов до того, как они нанесут удар, не отказываясь от защиты тех гражданских прав, за которые мы боремся в первую очередь.

Я знаю, что ФБР и другие силовые структуры принуждали некоторых библиотекарей предоставлять им записи читательских требований. Я надеюсь, что мы можем разработать постановление, подобное некоторым постановлениям палаты представителей, которое потребует от агентов ФБР получения ордеров на обыск от конкретного судьи и в конкретном суде, аналогично всем прочим уголовным расследованиям.

В сенате мы разрабатываем двухпартийный законопроект Safe Act, цель которого – запретить федеральному правительству копаться в электронных письмах и библиотечных записях читателей без соответствующего разрешения. Выдача подобных разрешений – это одна сторона вопроса; другая состоит в том, что подобные расследования, не санкционированные судебными органами, подвергают опасности права всех американцев и подрывают основы, на которых зиждется Америка. Нас это не устраивает.

Помимо вопроса о федеральных агентах, рыскающих около наших библиотек, в моей речи был поднят ещё один вопрос, вызвавший большой интерес, и на нём я хочу остановиться подробнее. Я упоминал, что жители Иллинойса, с которыми я встречался, осознают, что правительство не может решить все их проблемы. И я упоминал, что в старых районах Чикаго родители стараются сохранять традиции воспитания детей: рассказывают им то, что в своё время им рассказывали их родители. Дети не смогут многого достичь, пока не установят для себя именно эту высокую планку, выключат телевизор и не поверят, что только с книгой их молодые годы могут стать светлее.

Некоторые восприняли эти слова как относящиеся только к «чёрному» сообществу. Я считаю, что говорил об основных нормах, о беспокойстве, о сомнении, о заботе, которые должны быть присущи всем американцам. Поэтому я верю, что если мы хотим дать нашим детям лучшие возможности в жизни, если мы хотим открыть для них двери, пока они молоды, и научить их навыкам, необходимым для успеха в жизни, то наша важнейшая задача как граждан, как воспитателей и родителей –сделать так, чтобы каждый ребёнок Америки мог читать и делал это хорошо. Поэтому грамотность сегодня – это главная ценность в системе знаний.

Почему необходимо читать

Ещё несколько поколений назад можно было прийти на рынок труда только лишь с хорошим настроем и желанием работать. Если ты не окончил среднюю школу, это не имело значения, потому что ты мог устроиться на фабрику или на ферму и всё ещё надеяться найти работу, которая позволила бы оплачивать счета и поддерживать семью.

Но такая система осталась в прошлом. Научно-техническая революция сломала барьеры между странами и связала людей по всему миру, вследствие чего новые рабочие места и отрасли индустрии потребовали больше навыков и знаний.

Где бы ни создавалось программное обеспечение, где бы ни велось производство компьютеров, где бы ни проводились финансовые исследования, если есть интернет, корпорации могут создавать там рабочие места. Такие страны, как Китай и Индия, продолжают модернизировать свою экономику и обучать детей дольше и лучше. Это приводит к тому, что у этих детей повышается уровень необходимых навыков, интенсивно растёт конкуренция американским рабочим. Новые рабочие места созданы не для того, чтобы на них было сложно работать, а для того, чтобы показать, что ты уже знаешь и как быстро сможешь научиться тому, чего не знаешь. Они требуют прогрессивного мышления, восприятия тонкостей и нюансов своего дела и передовых средств коммуникации.

Но прежде чем наши дети смогут пойти на собеседование на такую работу, заполнить анкеты, получить необходимую степень образования, они должны быть способны выбрать книгу, прочитать её и понять. Чтение – это базовый навык, который делает возможным дальнейшее обучение, от овладения языком и понимания нашей истории до открытий в науке и в области технологии. Без этого невозможно стать настоящим гражданином.

В системе знаний есть умения, необходимые для выживания. Как мы можем отпускать наших детей в мир, если они могут читать только на уровне четвёртого класса? Как мы можем это делать? Я не знаю. Но мы делаем это день за днём, год за годом. Сегодня каждый пятый взрослый в Америке не может прочитать простую историю для детей. За последние 20 лет больше 10 млн американцев закончили 12-й класс, так и не научившись читать, даже на базовом уровне. Проблема грамотности начинается ещё до средней школы. В 2000 г. только 32% закончивших 4-й класс прошли тестирование по чтению. Дело обстояло ещё хуже на различных викторинах по чтению или на обсуждениях прочитанного. Дети из малообеспеченных семей набирают на 27 баллов меньше среднего уровня чтения, а дети из обеспеченных семей – на 15 баллов больше средней величины. Только один из 12 белых семнадцатилетних подростков способен, читая газету, понять содержание её научного раздела; для латиноамериканцев это значение – один из 50, для афроамериканцев – один из 100.

В условиях новой экономики обучения наших детей хватает только на то, чтобы они могли прочитать неадаптированную версию «Дик и ДжейнÅ2. Между тем планируется, что через 10 лет усреднённый необходимый уровень грамотности для всех американских профессий возрастёт на 14%.

В настоящее время недостаточно просто уметь читать слова на странице. Быть грамотным в XXI в. значит точно и адекватно понимать смысл текста. А мы всё ещё видим, что наряду с детьми, получающими школьное образование, есть дети, не посещающие школу. Это дети и подростки, которые обращаются в службы оказания спецпомощи и отказываются от работы только потому, что там требуются навыки, которыми они не обладают. Другие обращаются за помощью к находящимся рядом и находят мужество спросить: «Можешь прочитать это для меня?».

Мы должны изменить наше национальное мышление. Мы живём в условиях экономики XXI в., но наша школьная система, наша семья и наша культура до сих пор находятся на позициях XX в. и в некоторых случаях XIX в.

Правительство должно играть решающую роль в развитии способностей наших детей. Я не могу привести здесь список всех мероприятий реформы образования, но я могу сказать, что всё это не будет иметь смысла, если наша школьная система будет предназначена для аграрной, только переходящей в индустриальную эпоху Америки, где существуют школы в Чикаго, отпускающие учеников с занятий в 13.30, потому что у них нет средств на проведение занятий, где труд учителя продолжает оплачиваться по низкой ставке, где школы не перестраиваются и должным образом не финансируются. В этой ситуации мы не можем быть уверены, что наши дети будут конкурентоспособны в условиях современной мировой экономики. Правительству придётся серьёзно поработать, чтобы создать первоклассную систему образования, но одно оно не в состоянии решить эту проблему. Если мы собираемся установить для наших детей высокие стандарты и показать вдохновенные примеры для подражания, каждый из нас должен в этом участвовать.

Чтобы улучшить работу школ и реформировать систему образования, нужно сделать очень многое, но это не тот случай, когда мы можем обратиться к нескольким экспертам в Вашингтоне, которые решат проблему. Мы собираемся начать с дома, с родителей, с библиотек. Мы знаем, что дети, начинающие обучение с детского сада, лучше знают язык и становятся лучшими читателями, испытывая меньше трудностей в будущем. Мы знаем, чем больше дети читают дома, тем лучше они справляются с тестами на чтение в течение всей их жизни. Мы должны вложить средства в программы обучения грамоте в семье и в дошкольное образование, чтобы не оставлять детей без обучения до их поступления в школу. Мы должны вкладывать книгу в руки ребёнка раньше и чаще. Знаю, легче говорить, чем делать. И сегодня работа родителей – по-прежнему труднейшая профессия в мире. И никто не благодарит родителей за их работу. Даже их дети. Точнее, особенно их дети, как я сужу и по личному опыту.

Большинство из вас прилагают огромные усилия, лавируя между работой и семейными обязанностями в попытке быть сразу везде. Когда вы дома, вы можете попытаться усадить детей за чтение, но вы вынуждены соперничать с плодами технологической революции – телевидением, фильмами и видеоиграми, которые есть в каждой комнате вашего дома. Дети в возрасте 8–18 лет проводят у телевизора 3 часа в день, 43 минуты они проводят за чтением.

Наши дети видят эти соблазны не только дома, но и везде – у друзей, по телевизору, в массовой культуре, которая прославляет антиинтеллектуализм. В результате мы имеем президента, который бахвалится своими успехами в компьютерной стрелялке. Всё это влияет на наших детей. Это так просто для ребёнка – отложить книгу и обратить внимание на что-то ещё. И это так просто для нашего спокойствия – делать вид, что мы, усаживая ребёнка смотреть «обучающий» фильм, выполняем свои родительские обязанности.

Мы знаем – это не то, что нужно нашим детям. И как родители мы должны найти время и энергию, чтобы привить детям любовь к чтению. Выключив телевизор, мы можем найти время, чтобы читать нашим детям, говорить с ними о прочитанном.

Библиотеки – важнейший инструмент, помогающий родителям в этом. Осознавая, что находимся под давлением напряжённого графика и телевизионной культуры, мы всё же должны думать шире, как мы всегда делаем в Америке, и находить способы вложить книгу в руки детей.

Первой печатной продукцией, которую сейчас дети приносят домой, всё чаще бывает рецепт, выписанный врачом. Было бы куда лучше, если бы вместо него и раньше него они приносили домой свой читательский билет в библиотеку или первый экземпляр книги «Доброй ночи, луна»3. Я помню её по фразе: «В большой зелёной комнате стоял телефон...». Я люблю эту книгу.

Получить книгу должно быть так же легко, как взять напрокат DVD с фильмом или зайти в Макдоналдс. Что если в детский обед «Хэппи Мил» вместо игрушки будут вкладывать книгу?

Библиотека занимает особое место в нашей системе знаний. Она была и остаётся местом, куда родители и дети приходят, чтобы вместе читать и учиться. Мы должны чаще брать детей в библиотеку.

Мы должны быть уверены, что наши политики не станут закрывать библиотеки только потому, что они потратят несколько лишних долларов на налоги. Политики предпочитают отдавать эти деньги людям, которым они не нужны и которые даже не осведомляются о них.

Откроем двери

У каждого из вас своя роль. Вы можете привлекать в библиотеки больше детей с помощью мероприятий, которые многие из вас уже проводят: организация книжных клубов и викторин, помощь в выполнении домашних заданий и пропаганда в обществе ваших услуг.

В ближайшие годы это наша основная задача и обязанность. Как библиотекарь или родитель, каждый из вас помнит лицо ребёнка, прочитавшего свою первую книгу. Во время предвыборной кампании этого года одна журналистка из «Чикаго Сан Тайме» попросила меня рассказать о природе моей веры. Это было интересное предложение. Журналистка спрашивала о том, как развивалась моя вера. Затем она задала мне неожиданный вопрос: «Вы верите в рай? И какой смысл Вы вкладываете в это понятие?». Я ответил, что я не могу знать, что ожидает нас после земной жизни, но я знаю, что, когда я сижу вечером с моими детьми трёх и шести лет и читаю им книгу, а потом укладываю их спать, для меня это небольшой островок рая, который поддерживает меня.

Это было около года назад, и сейчас мне интересно наблюдать за моей шестилетней дочерью (скоро ей исполнится семь), которая теперь читает самостоятельно. Пока мой четырёхлетний ребёнок сидит у меня на коленях, она лежит, склонившись над книгой. Я предлагаю почитать ей –она отвечает, что справится сама.

И когда я смотрю на неё, я радуюсь, потому что знаю: каждая из прочитанных книг помогает ей раскрыть свой потенциал. Это относится не только ко мне. Так происходит со всеми родителями. Мы больше всего на свете хотим воспитать чувство прекрасного в наших детях, сделать доступными для них все возможности и на их вопрос «Кем я могу стать, когда вырасту?» отвечать: «Тем, кем ты хочешь стать».

Это желание старо, как сама Америка. С того момента, когда первые поселенцы прибыли на эти берега, поколения родителей многим жертвовали, чтобы их дети имели лучшие возможности. Мы не можем знать, станут ли наши дети богатыми или успешными, мы не можем знать, будут ли они успешнее своих родителей, но Америка может дать им шанс, дать каждому ребёнку возможность попробовать свои силы. Образование является фундаментом для этой возможности. Основа этого фундамента – Слово. «В начале было Слово».

На заре XXI в., когда знание буквально становится силой, когда оно открывает двери возможностей и успеха, обязанность родителей, библиотекарей, воспитателей, политиков, граждан – привить нашим детям любовь к чтению. Так мы дадим им шанс претворить свои мечты в жизнь. Это то, что все вы делаете каждый день, и я признателен вам за это.

 

В дополнение к этой речи приведём также ответы Барака Обамы на вопросы корреспондента. Журнал «American libraries» («Американские библиотеки») взял интервью у сенатора Иллинойса 25 июня 2005 г., незадолго до его выступления на вышеназванной конференции Американской библиотечной ассоциации.

 

Вы можете вспомнить, какое значение имели для Вас библиотеки, когда Вы были подростком?

– В юности я несколько лет жил в Индонезии, в Джакарте, и получить там доступ к книгам, в частности книгам на английском, было большой удачей. Когда я вернулся из Индонезии, первым местом, куда я направился, была библиотека. Для меня это было волшебным местом, где я мог узнать обо всём на свете.

Расскажите, пожалуйста, какое влияние оказали на Вас библиотеки.

– Есть один любопытный факт: люди всегда говорят о библиотеках как о месте для чтения книг и сбора материалов для исследований. Но мне библиотеки помогли иначе. Я искал вакансию менеджера-организатора, и у меня возникли трудности с тем, чтобы найти таковую для социальной работы в Нью-Йорке. Однако в Манхэттенской библиотеке были справочники со списками нужных мне организаций. Библиотекарь помог мне их найти, и я написал запросы в каждую такую организацию. Одной из них оказалась организация в Чикаго, где я и стал работать.

Можете сказать нам что-то из того, что не вошло в Вашу речь?

– Библиотекари занимают в моём сердце особое место. Хотя я в своё время отличался не лучшим поведением в библиотеках. Возможно, я коснусь этого в своей речи.

Каково Ваше главное послание библиотекарям?

– Оно заключается в том, что процветание нашего народа непосредственно зависит от нашей грамотности.

Перевели с английского
А.А. Гришин, А.Ю. Самбурова

Подготовил к публикации
К.М. Сухоруков

Примечания:

1 Патриотический акт (Patriot Act) – федеральный закон, принятый в США в октябре 2001 г., который предоставлял правительству и полиции широкие полномочия по надзору за гражданами.

2 «Дик и Джейн» («Dick and Jane») – книга, использовавшаяся в США в 1940–1970-х гг. для обучения чтению. – Примеч. ред.

3 «Доброй ночи, луна» («Good Night, Мооп») – книга Маргарет Уайз Браун для детей младшего возраста, впервые опубликована в 1947 г. – Примеч. ред.

© Российская государственная библиотека для молодёжи, 2008–17