Виртуальное методическое объединение библиотек и организаций, работающих с молодежью О проекте Карта сайта Электронная почта
Виртуальное методическое объединение библиотек и организаций, работающих с молодежью
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ежемесячная библиотечная газета о молодёжи и для молодёжи
Электронная библиотека 'Молодежь России'
Вопрос-ответ
Библиотеки и молодёжь (зарубежный опыт)
 
Издания для профессионалов
Издания для профессионалов Гриханов Ю.А. Библиотека – Вселенная информации и культуры. Избранное (1977–2009)

Гриханов Ю.А. Библиотека – Вселенная информации и культуры. Избранное (1977–2009)Гриханов Ю.А. Библиотека – Вселенная информации и культуры. Избранное (1977–2009). – М. : ГУК г.Москвы «Центральная универсальная научная библиотека имени Н. А. Некрасова», 2009. – 400 с.

Юрий Александрович Гриханов, канд. пед. наук, заслуженный работник культуры РФ. Он известен в нашей стране и за рубежом как автор более 100 научных и публицистических статей, защищающих право каждого на свободный доступ к информации и культурным ценностям, инициатор и активный участник создания российского законодательства по библиотечному обслуживанию населения, главный редактор первой в истории страны «Библиотечной энциклопедии».

Названия публикуемых материалов говорят сами за себя: «Что нужно знать каждому о библиотеке», «Закон для читающей России», «Защитить права личности», «Законодатель, почитай законы свои», «Экономить на библиотеках – разоряться на тюрьмах», «Библиотечное дело страны на рубеже тысячелетий», «Автономное библиотечно-информационное обеспечение космических экспедиций».

Книга будет интересна работникам информационной сферы и широкому кругу читателей.


Содержание

ЧЕЛОВЕК. ОБЩЕСТВО. БИБЛИОТЕКА
Что нужно знать каждому о библиотеке7
Библиотечные законы – шаг к информационному обществу68
Библиотечная интеграция – веление времени77
Книга – достояние культуры. Выступление на заседании Общественной палаты РФ 28 марта 2007 года88
Закон для читающей России93
Читать сложнее, чем жить?101
Экономить на библиотеках – разоряться на тюрьмах. Можно ли обустроить Россию без книги?111
ГОСУДАРСТВО И БИБЛИОТЕКИ
Защитить права личности120
На уровень государственной политики126
Таможенный занавес еще железней… После принятия закона о библиотечном деле134
Библиотеки в годы перестройки (заметки на полях интервью 1996 года)141
Правовое регулирование библиотечно-информационной деятельности как основа международного библиотечного сотрудничества149
Роль универсальной библиотеки в разработке и реализации регионального библиотечного законодательства156
Выступление на Депутатских слушаниях Московской городской думы «О подготовке закона города Москвы по вопросам библиотечного дела» 25 июня 1999 года159
Совершенствованию нет предела162
Законодатель, почитай законы свои! Библиотеки получили реальный шанс превратиться в избы-читальни170
Публичные библиотеки России и реформирование бюджетных отношений175
ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ БИБЛИОТЕК
Библиотечное дело страны на рубеже тысячелетий196
Метаморфизм библиотеки и структурная реорганизация библиотечных фондов225
Новое в комплектовании фондов массовых библиотек247
Деловая книга – деловая библиотека259
Система обязательного экземпляра документов: нормативно-правовое регулирование на федеральном и региональном уровнях267
Эволюция обязательного экземпляра на рубеже столетий272
Программа создания системы репозитарных хранилищ библиотечных фондов Российской Федерации280
ПЕРСПЕКТИВЫ БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЯ
Библиотека на орбите284
Автономное библиотечно-информационное обеспечение длительных космических экспедиций286
Содействие и рекомендация – единственно возможный стиль работы298
Электронные библиотеки с научной и правовой точек зрения303
ВЕХИ СУДЬБЫ
Энтузиаст. Работяга. Созидатель. Три штриха к портрету Э.Р. Сукиасяна315
Н.И. Тюлина – прима библиотечной сферы319
Георгий Фонотов – человек действия322
Учитель спокойной мудрости. О.С. Чубарьян, к 100-летию ученого326
Н.С. Карташов и актуализация библиотечной науки. К 80-летию библиотечного деятеля и ученого334
Стремящийся дойти до самой сути. Ю.Н. Столяров, к 70-летию339
К ЮБИЛЕЮ Ю. А. ГРИХАНОВА Публикации к 60-летию
A.В. Соколов. Ю.А. Гриханов. Отрывок из книги: Соколов А.В. Библиотечная интеллигенция в России. Часть II. XX – начало XXI века341
B.Р. Фирсов. Поздравляем с юбилеем!343
Е.Б. Артемьева. Научный руководитель347
В.Г. Поздняков. Профессионал349
Э.Р. Сукиасян. Юрию Александровичу Гриханову – 60 лет352
Т.В. Майстрович. Красота – в глазах смотрящего355
Публикации к 70-летию
В.Р. Фирсов. Поздравляем с юбилеем! Юрию Александровичу Гриханову – 70 лет358
В.К. Клюев. Камертон отрасли364
И.П. Осипова. Профессионализм и востребованность. К 70-летию Ю.А. Гриханова366
Ю.Н. Столяров. В авангарде библиотечной науки и практики. К 70-летию Ю.А. Гриханова369
Н.И. Филиппенко. Деятель библиотечной теории и практики 372
Хронологический указатель работ Ю. А. Гриханова (1977–2009 гг.)376
Литература о Ю.А. Гриханове399

Электронные библиотеки с научной и правовой точек зрения*

Стремительное развитие электронных библиотек вызвало целый ряд предельно острых научных и практических вопросов, которые необходимо решить в самое ближайшее время. Во-первых, в лавинообразно нарастающем потоке публикаций и выступлений на различных профессиональных встречах по электронным ресурсам подчас трудно уяснить, о чем именно рассуждают авторы. Во-вторых, участились судебные процессы, вызванные недостаточной разработанностью юридических норм, регулирующих деятельность в электронной среде. В-третьих, неопределенность функциональной специфики и структурной организации электронных библиотек и близких к ним информационных ресурсов умножает и без того невероятное дублирование в этой сфере. Последнее особенно парадоксально, если вспомнить, что один из главных принципов автоматизированных ИПС гласит: однократный ввод и многократное использование. К сожалению, несмотря на этот принцип, все новые и новые создатели электронных ресурсов со времен проекта «Гутенберг» до наших дней сканируют и выставляют на своих сайтах произведения, которые уже существуют в цифровом формате.

Словом, по многим причинам пора определить сущность, статус и примерную типологию электронных библиотек (ЭБ) как социальных институтов информационной сферы. Существует большое разнообразие трактовок этого понятия, что объясняется его сравнительно недавним появлением. Профессор Московского государственного университета культуры и искусств Л.И. Алешин в статье «Классификация информационных ресурсов электронных библиотек» отметил, что обнаружил в Яндексе более 250 тысяч упоминаний ЭБ, а в поисковике Рамблер свыше 440 тысяч [1]. При этом автор пишет: «Многие сайты именуются электронными библиотеками, но не содержат фонда документов и не предоставляют услуги, что не позволяет считать их библиотеками» [1, с. 3]. Но сам дает весьма неточную дефиницию: «Электронные библиотеки – сложные информационные системы, являющиеся хранилищами знаний». Она вызывает, на наш взгляд необходимость прояснить как минимум два вопроса. Главный из них, как отличить сложные системы от простых? Например, страничка на сайте – достаточно сложная система, а ряд страниц – тем более, но оба электронных ресурса вряд ли можно назвать библиотеками. Далее: что такое хранилища знаний?

Если руководствоваться нормативными требованиями, то электронными библиотеками придется считать только полнотекстовые базы данных, которые содержат учебники и учебные пособия, получившие соответствующий гриф органов исполнительной власти по образованию. При более вольном понимании знания будут допущены коллекции классиков науки и художественной литературы. Однако в любой трактовке использованное автором определение слишком обедняет класс ЭБ.

Американец Вильям Арме сформулировал соответствующую дефиницию значительно точнее: «Электронная библиотека – управляемая коллекция информации в совокупности с соответствующими сервисами, причем информация хранится в цифровых форматах и доступна по сети» [3].

К сожалению, и под это определение подходит довольно широкий круг электронных ресурсов – от группы файлов до порталов и поисковых машин. Явно недостает отграничивающих признаков именно электронной библиотеки.

Профессор Санкт-Петербургского государственного университета Владимир Вуль считает: «Электронные библиотеки – разновидность информационных систем, в которых документы хранятся и могут использоваться в машиночитаемой (электронной) форме» [6]. Приведя еще ряд формулировок, автор признает: «Все такие определения неточны, так как важна именно организация информационных ресурсов по библиотечному принципу» [6, с. 24]. Это замечание стоит запомнить, так как за ним стоят принципиальные смыслы, которые вынуждают специалистов определять ЭБ, используя попеременно терминосистемы двух отраслей знания – то библиотековедения, то информатики.

Ф.С. Воройский в своем словаре-справочнике приводит в качестве базовой дефиниции самую простую и логичную: «Электронная библиотека – библиотека, в которой документы хранятся и используются в машиночитаемой форме» [5]. Тут, как говорится, ни убавить, ни прибавить. Все было бы предельно ясно, если считать все ЭБ буквальными электронными аналогами классических библиотек, но в том-то и дело, что далеко не все из них могут быть признаны аналогами. Принципиальные различия между этими, несомненно, родственными информационными системами неопровержимо показали в своих работах А.Б. Антопольский [2], а также А.И. Земсков и Я.Л. Шрайберг [9].

Во-первых, ЭБ может содержать одновременно самые различные по знаковой природе документы – текстовые, звуковые, изобразительные, мультимедийные и другие, что не свойственно библиотекам докомпьютерной эры.

Во-вторых, ЭБ формирует и предоставляет пользователям не только локальный фонд, но и удаленные ресурсы, приобретая лишь доступ к ним, а не сами документы.

Наконец, сами технологии обработки, хранения и использования информационных ресурсов в ней принципиально иные.

На этих основаниях в учебнике А.И. Земскова и Я.Л. Шрайберга «Электронные библиотеки» даже задается вопрос: «Быть может, уместны термины «файлотека», „ресурсотека“ или „адресотека“?» [9, с. 29]. Авторы, правда, не настаивают на своих полушутливых неологизмах, но они, как и А.Б. Антопольский, и ряд других специалистов уловили главное: с ЭБ пришли не просто новые технологии, но и радикальное расширение ресурсной базы, функций, не говоря уж о смещении предметных, пространственных и временных границах предоставляемых услуг.

Для прояснения сущности исследуемого феномена необходимо кратко вспомнить главные стадии развития всего класса документных информационных систем. Как известно, в доисторический период они были синкретичными хранилищами, которые выполняли одновременно функции архивов, библиотек и музеев. На следующей стадии, примерно с конца античной эпохи, по мере общественного разделения труда каждый из этих социальных институтов обособился. Открытие книгопечатания еще больше усилило дифференциацию архивов, библиотек и музеев – внутри каждого подкласса появились различные виды, подвиды и формы.

Третья стадия радикальной трансформации вызвана эрой компьютерных технологий, которые постепенно, но неуклонно видоизменяют все три подкласса документных систем, не уничтожая исходные фонды и не отменяя базовые функции, а лишь преобразуя их знаковую природу и расширяя функциональный диапазон.

На наш взгляд, существо трансформаций, обусловленных развитием информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), заключается в том, что в классических документных информационных системах создаются параллельно с оригиналами фонда документов, рутинными информационно-поисковым аппаратом и сервисами цифровые симулякры этих структур, которые функционируют в электронной среде.

Термин «симулякр», взятый нами из философии Платона, который определял его как копию копии или отражение отражения. Данное понятие как нельзя лучше подходит для выражения сущности электронных изданий, документов, ЭБ и электронных ресурсов в целом. В самом деле, любой текст (рукописный или печатный – уже символьное воспроизведение реальности; скульптуры, картины, схемы, географические карты – тоже символы. Электронное воспроизведение архивных, библиотечных и музейных фондов – это вторичное отражение реальности – симулякр. В таком понимании нет принижающей оценки результатов применения ИКТ. Просто они имеют иную знаковую основу (цифровую) по сравнению с подлинными документами архивов, артефактами музеев, изданиями в библиотечных фондах.

Платон считал симулякр репрезентативной моделью, поскольку возможность симулякров изначально вписана в структуру реальности. Мы можем оценивать степень их репрезентативности, но это предмет отдельного рассмотрения.

В рамках нашей темы важно установить, что информационные системы, оперирующие электронными ресурсами – симулякрами исходных документов, образуют новый подкласс документных информационных систем. Этот подкласс, во-первых, использует принципиально новые носители информации, во-вторых, иные технологии ее хранения и передачи, в-третьих, он обладает возможностями интегрировать в одной информационной среде симулякры разнородных документов – изданий из библиотечных фондов, рукописных архивных материалов и музейных артефактов.

Следующая задача – выявить, каким образом и в какие формы трансформируются информационные системы под воздействием ИКТ.

Можно выделить два этапа такой трансформации. На первом – архивы, библиотеки и музеи формируют электронные дубликаты своих коллекций, которые функционируют в симбиозе с фондами подлинных документов.

Для обозначения учреждений культуры, сочетающих в своей деятельности рутинные (классические) технологии с ИКТ, западные специалисты поспешили ввести явно ошибочный термин «гибридные» библиотеки или музеи. Он привнесен из биологии, но абсолютно не совпадает по смыслу со своим прототипом, так как не происходит никакого «скрещивания» разновидовых структур в библиотеке, имеющей оригиналы изданий и электронные ресурсы. Наблюдается именно симбиоз того и другого вида ресурсов. Можно сравнить ЭБ в структуре «бумажных» библиотек с грибницей, произрастающей на корнях деревьев – как правило, с обоюдной пользой. Примерно так же ЭБ выросли на корневой системе архивов, библиотек и музеев, «питаясь» от них и усиливая их возможности.

На этой стадии развития ЭБ (а также архивов и музеев) сохраняются родовые градации их подклассов, то есть правомерно выделять собственно электронные библиотеки, электронные архивы, электронные музеи.

На втором этапе возникает идея объединить электронные ресурсы архивных, библиотечных и музейных фондов в интегрированную информационную систему. Родственные социальные институты, много веков работавшие обособленно, на новом витке развития соединяются в электронной среде. Кстати, это может дать еще неизвестный синергетический эффект, а в перспективе, возможно, перерастет в планетарную знаниевую структуру – некое подобие фантастического Соляриса Станислава Лема. Библиотека ноосферы – вполне реальное будущее Земли.

Вернемся из футурологических замечаний к вопросу о том, как правильнее называть современные интегрированные электронные информационные системы. Для этого надо вспомнить философский принцип – бритву Оккама: «Сущности не следует умножать без необходимости». В нашем случае незачем вводить новые понятия, пока не появится абсолютно новая сущность. Электронные документные системы таковыми не являются, так как они наследуют старые добрые принципы, методы и формы деятельности информационных систем-прародителей, причем в наибольшей мере – библиотек, в которых к тому же сосредоточены самые широко востребованные массивы документов. Не случайно народившиеся электронные структуры в их сравнительно зрелом виде чаще всего уподобляются библиотекам, поскольку их функционально-технологическим признаки (отбор, систематизация документов, обеспечение доступа к ним) наилучшим образом совпадают с характеристиками электронных информационных систем.

Таким образом, вполне правомерно оставить вошедший в теорию и практику термин «электронная библиотека», но иметь в виду, что она может включать разнородные документы – текстовые (причем опубликованные и неопубликованные), визуальные и звуковые, а также их сочетания. Эту синтезирующую особенность ЭБ надо отразить в определении, то есть его формулировка должна начинаться не с понятия «библиотека», а с более общего – «информационная система».

Довольно точную дефиницию содержат созданные Ассоциацией ЭБ «Правовые рекомендации для создателей и владельцев электронных библиотек»: «Электронная библиотека – информационная система, включающая упорядоченный фонд первичных электронных документов, формируемых в соответствии с заданными критериями, и комплекс программно-технологических средств, реализующих функции создания, использования и хранения этого фонда» [10].

Несколько замечаний следует сделать лишь по отдельным элементам этой формулировки. Целесообразно исключить эпитет «первичных», поскольку ЭБ активно работает и с вторичными документами.

Лишними являются также слова о формировании фонда в соответствии с заданными критериями, так как всякая система по определению имеет заданные параметры, иначе это будет нечто иное – например, конгломерат. Некоторые существенные признаки ЭБ авторы упустили.

Предлагаем уточненную редакцию. Электронная библиотека – информационная система, включающая упорядоченный фонд электронных документов различной знаковой природы (текстовых, визуальных и звуковых), специальный персонал и программно-технологические средства, обеспечивающие формирование, хранение и предоставление фонда пользователям. Электронная библиотека может быть обособленной организацией (юридическим лицом либо частным предприятием без образования юридического лица), структурным подразделением организации или объединением распределенных электронных систем.

Важно подчеркнуть, что ЭБ могут иметь различные организационно-правовые формы и статус в зависимости от их задач, масштабов финансовых и информационных ресурсов и других внутренних и внешних факторов. Некоторые специалисты включают в класс ЭБ только самостоятельные информационные системы, а те, которые создаются в структуре других организаций (например, библиотек), предлагают квалифицировать как электронные коллекции или фонды электронных ресурсов. Доводом служит то, что они являются лишь частью учреждения и частью его ресурсов. Однако соподчинение ЭБ более крупной организации не меняет ее природы, ее функциональных и других признаков. Поэтому, например, ЭБ «ОРЕЛ» в составе РГБ, вне всяких сомнений, относится к классу ЭБ, как и отдельная библиотека М. Мошкова.

В настоящий период ИКТ находятся в состоянии бурного развития, поэтому можно предложить лишь предварительную классификацию ЭБ по их основным организационным и технологическим признакам. Типология по содержанию ресурсов уже была предметом рассмотрения в работах [1, 2, 7, 8] и ряде других, поэтому оставим ее в стороне. По организационно-технологическим особенностям вполне определенно выделяются четыре основных вида ЭБ.

Наиболее ранним видом является, на наш взгляд, электронная монобиблиотека. Ее признаки: создается одним владельцем, включает целостный фонд электронных документов, относящихся к одной отрасли, теме или целевому назначению. Примеры: ЭБ художественной литературы, нормативных правовых документов, учебной литературы, патентной документации и т. д.

Второй вид – виртуальная библиотека (от англ. virtual, в данном случае – предполагаемый, мнимый), возникает при пользовании электронными ресурсами Интернета или локальной вычислительной сети, когда на экран дисплея пользователя поступает информация из нескольких баз данных. В результате пользователь может работать с их электронными каталогами и документами – выбирать из них нужные сведения, копировать фрагменты текстов на свой компьютер или делать бумажные копии, если это не запрещено владельцем информационных ресурсов. Таким образом, виртуальная библиотека – это совокупность электронных ресурсов, созданная пользователем для решения своих задач. Она может быть сохранена для дальнейшей работы как новый файл, или удалена из памяти компьютера по окончании сеанса.

Иногда термин неправомерно употребляется для обозначения любых компьютерных форм предоставления информации, что пора исключить хотя бы в профессиональной печати. Странно читать статью «Виртуальное краеведение», в которой сказано о начавшемся создании электронной картотеки краеведческих статей, или обещание директора известной библиотеки в ближайшие годы сделать ее «полностью виртуальной». Это заявление вызвало реплику Р.С. Гиляревского: «Неужели они решили уничтожить свой многомиллионный фонд?»

Третий вид ЭБ – распределенная электронная библиотека, объединение нескольких информационных электронных ресурсов разных владельцев на основе единых протоколов обмена данными и договоров о взаимодействии. Синоним распределенной ЭБ – компьютерная библиотечная или библиотечно-информационная сеть.

Четвертый вид – локальная электронная библиотека (электронный читальный зал), вид электронной библиотеки, предоставляющей своим пользователям доступ к электронным ресурсам любых видов только в ее помещении, что обусловлено нормами законодательства об охране авторских прав. Типичный пример – электронные библиотеки диссертаций, предоставляемые Российской государственной библиотекой в библиотеках различных городах страны.

Подчеркнем, что это предварительные заключения, которые могут и должны уточняться специалистами по мере развития ЭБ.

Наименование «электронная библиотека» крайне важно и с юридических позиций, так как оно обеспечивает данной информационной системе применение правовых норм законодательства по культуре, библиотечному делу, обязательному экземпляру и авторскому праву. Это уже доказано несколькими судебными процессами, которые были выиграны владельцами ЭБ исключительно благодаря представленным доказательствам, что они выполняют задачи и функции публичных библиотек.

Правда, есть и примеры с обратным исходом, когда суд подчеркивает в своих решениях, что ЭБ не является аналогом публичной библиотеки, так как последняя предоставляет пользователям книги и другие документы в виде материальных объектов, а ЭБ – их электронные воспроизведения, что равносильно тиражированию. В упомянутых выше «Правовых рекомендациях…» Российской ассоциации электронных библиотек приведено подобное решение Басманного районного суда, где записано: «Лицо, являющееся пользователем услуг данной сети, воспроизводит в памяти своего компьютера файлы, размещенные в памяти другого компьютера, с которого он получает необходимую информацию.

Файл (поскольку он выражен в электронной форме) не является материальным объектом. Следовательно, электронные библиотеки предоставляют своим пользователям файлы, а не документы, то есть предоставляют не объекты материального мира.

Таким образом, электронные библиотеки не являются библиотеками в понимании Федерального закона „О библиотечном деле“…» [10, с. 74].

Решение, с научной точки зрения, неграмотное. Файлы (электронные ресурсы) исключены из материального мира, хотя даже из школьного курса физики известна материальная природа электромагнитного излучения и компьютерных коммуникаций в целом. Нелепо выглядит противопоставление файлов документам. Но вердикт был утвержден именем Российской Федерации, и с ним не поспоришь.

В этих условиях тем более важно включить ЭБ в сферу законодательства, связанного с библиотечным делом, поскольку именно этот раздел цивилистического права защищает конституционные гарантии для каждого на свободный поиск, распространение и получение информации. В настоящий период, с принятием Госдумой IV части Гражданского кодекса (об интеллектуальной собственности) эти гарантии резко ослаблены.

В статье 1275 библиотекам и архивам разрешено свободное использование произведений путем репродуцирования (без копирования в электронной форме) всего в трех случаях:

1) для восстановления, замены утраченных или испорченных экземпляров;

2) для предоставления экземпляров произведения другим библиотекам, утратившим их по каким-либо причинам из своих фондов;

3) репродуцирование отдельных статей и малообъемных произведений, правомерно опубликованных в сборниках, газетах и других периодических изданиях, коротких отрывков из правомерно опубликованных письменных произведений… по запросам граждан для использования в учебных или научных целях, а также образовательными учреждениями для аудиторных занятий.

Электронное воспроизведение допускается только в случаях создания с помощью технических средств временных копий, предназначенных для осуществления репродуцирования.

Как видим, оставлены очень узкие границы применения оргтехники и компьютерных технологий для облегчения доступа людей к информации. Всемирная программа консервации библиотечных фондов и борьба ЮНЕСКО за оцифровку культурного наследия перечеркнуты нашими законодателями.

Конечно, спасибо за право восстанавливать утраченные издания, но для библиотек еще важнее репродуцировать произведения, которые не удалось приобрести, сканировать издания повышенного спроса во имя обеспечения их сохранности и более полного удовлетворения читательских запросов. В результате библиотеки будут вынуждены маскировать эти операции под дозволенные законодателем.

Остаются два варианта защиты насущнейших интересов личности и общества в информационной сфере. Первый – обходить антиобщественные барьеры (а запреты свободного распространения знаний, безусловно, антиобщественны), пользуясь их не всегда четким юридическим оформлением. Второй – установить равновесие между интересами производителей документов и потребностями людей в получении доступа к ним.

В этой борьбе необходимо использовать принятый в 2005 г. ИФЛА документ Комитета по авторскому праву и другим юридическим вопросам: «Библиотечные принципы для программы международного развития всемирной организации интеллектуальной собственности» [11]. В нем утверждены цели, актуальные и для России.

«Цель 1. Общественное достояние для обеспечения новых возможностей развития творческой и образовательной деятельности, а также научных исследований.

Все работы, созданные правительственными органами, должны стать общественным достоянием.

Опубликованные исследования, поддержанные государством, должны быть доступны бесплатно в течение определенного периода времени.

Фактографические и другие работы, которые являются общественным достоянием, но не представляют собой результаты творческого труда, не должны быть объектом авторского права…

Цель 2. Эффективные библиотечные программы и услуги как средство продвижения знаний.

Библиотека может копировать опубликованные и неопубликованные работы для своей коллекции в целях сохранения или перевода в новый формат. Произведение, приобретенное библиотекой на законных основаниях, может предоставляться пользователям бесплатно.

Произведение, приобретенное библиотекой или образовательным учреждением на законных основаниях, может быть доступно по сети для аудиторных занятий или дистанционного обучения без нанесения необоснованного ущерба держателю авторских прав». [11, с. 6–7].

В документе есть также общий важный постулат, что законы об авторском праве не должны препятствовать развитию технологий, если их использование не нарушает законы об авторском праве. Вот главный принцип, которому должны следовать наши законодатели, чтобы не оставить страну на обочине цивилизованного мира.

К сожалению, многие ЭБ, созданные бюджетными организациями, не используют в полной мере законные возможности предоставления удаленного доступа к электронным ресурсам. А коммерческие ЭБ, нарушая права каждого на получение материалов, отнесенных законом к общественному достоянию, иногда требуют оплатить предоставление их текстов. Попробуйте, например, прочесть в правовой базе данных «Гарант» ту же IV часть Гражданского кодекса. Возникает табло с требованием заплатить деньги. К счастью, «Консультант Плюс» предоставляет этот документ, как и положено, бесплатно.

Как известно, за пределами литературы, охраняемой нормами авторского права, огромные массивы изданий всех веков почти до середины XX в., комплекс очень востребованных читателями всех профессий официальных изданий и многое другое. Тем не менее библиотекари, видимо, от боязни нарушить туманные нормы законов или по причине слабой ориентации в юридической казуистике закрывают удаленное использование и скачивание документов, являющихся общественным достоянием даже по нашему антисоциальному законодательству.

Возьмем для подтверждения самое бесспорное общественное достояние – полнотекстовые правовые базы, созданные НТЦ «Система» за счет федерального бюджета и установленные в многочисленных публичных центрах правовой информации (ПЦПИ) государственных и муниципальных библиотек. Проект системы ПЦПИ заслуженно получил Премию Правительства РФ за расширения доступа к текстам российских законов. Но характерно, что все описания работы ПЦПИ содержат смешной в век ИКТ комплимент их широкой доступности: любой гражданин может прийти в Центр со своими запросами [12, с. 156]. Как особое достижение преподносится организованный некоторыми ПЦПИ прием предварительных заказов на тексты законов по телефону. Другими словами, эти ресурсы искусственно сведены к разновидности локальных ЭБ (читальных залов), хотя вполне могли бы вести удаленное обслуживание.

Один совсем свежий пример: на сайте РНБ торжественно объявлено о начале создания Всемирной электронной библиотеки, и читателям предлагается использовать оцифрованный «Свод законов Российской Империи». Когда дочитываешь анонс до конца, выясняется, что для ознакомления с электронным продуктом необходимо приехать в Петербург и посетить читальный зал РНБ. Это уже полное извращение самого понятия ЭБ. Вдобавок «Свод законов…» давно оцифрован тем же НТЦ «Система» и предоставляется электронными правовыми базами страны.

Таким образом, установление паритета между интересами и правами тех, кто пользуется ЭБ и тех, кто создает их ресурсы, необходимо начинать с анализа юридических основ деятельности в этом противоречиво развивающемся классе институтов социальной информации.
 

*Опубликована 2007 г.

Библиографические ссылки на источники:

1. Алешин Л.И. Классификация информационных ресурсов электронных библиотек // Библиография. 2003. № 4. С. 3–7.

2. Антопольский А.Б., Вигурский К.В. Электронные библиотеки // Информационные ресурсы России. 1999. № 4. С. 17–21.

3. Арме В. Электронные библиотеки : учеб. пособие для обучения в вузах по курсам «Информатика» и «Информационные системы» : пер. с англ. М. : ПИК ВИНИТИ, 2001. 274 с. : ил.

4. Библиотечная энциклопедия / Рос. гос. б-ка ; гл. ред. Ю.А. Гриханов ; ред.-сост.: Е.И. Ратникова, Л.Н. Уланова. М. : Пашков дом, 2007. 1300 с. : ил.

5. Воройский Ф.С. Информатика. Новый систематизированный толковый словарь-справочник. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Либерея, 2001. 535 с.

6. Вуль В.А. Кому и зачем это нужно? Электронная библиотека и ее содержимое // Библиотечное дело. 2003. № 2. С. 23–26.

7. Вуль В.А. Как повысить качество образования? Электронные учебники и электронные библиотеки // Библиотечное дело. 2004. № 1. С. 13–16.

8. Вуль В.А. Что хранят электронные библиотеки России? // Библиотечное дело. 2003. № 3. С. 16–19.

9. Земсков А.И., Шрайберг Я.Л. Электронные библиотеки : учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности 052700 «Библ.-информ. деятельность». М. : Либерея, 2003. 351 с.

10. Правовые рекомендации для создателей и владельцев электронных библиотек / Рос. ассоциация электронных б-к, Некоммерческое партнерство «Электронные библиотеки» ; сост.: А.Б. Антопольский [и др.]. М. : [НП ЭЛБИ], 2006. 87 с.

11. Библиотечные принципы для программы международного развития Всемирной организации интеллектуальной собственности // Новости Российского комитета ИФЛА. 2006. № 5. С. 6–7.

12. Публичные центры правовой информации на базе общедоступных библиотек : материалы Всерос. совещания руководителей центров правовой информации при б-ках РФ (Тула, 25–26 апр. 2000 г.) / [сост.: Восканян Э.А. и др.]. Тула : М-во культуры РФ [и др.], 2000. 255 с.

© Российская государственная библиотека для молодёжи, 2008–17