Виртуальное методическое объединение библиотек и организаций, работающих с молодежью О проекте Карта сайта Электронная почта
Виртуальное методическое объединение библиотек и организаций, работающих с молодежью
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ежемесячная библиотечная газета о молодёжи и для молодёжи
Электронная библиотека 'Молодежь России'
Вопрос-ответ
Библиотеки и молодёжь (зарубежный опыт)
 
Исследования и методические материалы
Исследования и методические материалы Самохина М.М. О реальном месте чтения в жизни современного молодого человека

О реальном месте чтения в жизни современного молодого человека

(по результатам социологических исследований последних лет) 1

М.М. Самохина

Отношение молодежи к чтению

Что для современных молодых людей чтение, какое место оно занимает в их жизни – исследовательские данные об этом достаточно противоречивы.

Данные опросов первой половины 2000-х показывают, что чтение входит в число ценностей жителей России, в том числе молодежи, – утверждают сотрудники Центра чтения РНБ2. По их данным, лишь 4% молодых людей решились признать, что не любят читать, а каждый третий ответил, что читает регулярно. Подавляющее большинство респондентов всероссийского исследования «Преемственность поколений: диалог или конфликт?» (2001 г.) не согласились, что в наше время читать книги не обязательно, так как все, что нужно можно найти в других источниках; наоборот, они считают, что без книг нельзя воспитать культурного человека. А 44% респондентов исследования «Проблемы социального здоровья молодых россиян» (2005 г.) в свободное время предпочитают читать книги – большее число предпочтений собрали лишь занятия спортом и просмотр телевизионных передач.

Ценность чтения в общественном сознании пока достаточно высока, – соглашаются специалисты РГДБ. По результатам опроса школьников 10–16 лет, который проводился в 2003 г. в рамках исследования «Сельский ребенок: книжная среда, чтение, библиотека» в сельских районах Калининградской, Мурманской и Тюменской областей, даже подростки (традиционные бунтари) в числе своих достоинств называют начитанность. А среди школьников – участников опросов начала 2000-х об отношении к чтению 70–80% выбирают положительные ответы»3.

Многие библиотечные штудии (особенно в тех случаях, когда опрашиваются именно посетители библиотек) дают подобные результаты. Например, более 78% 15–18-летних посетителей детских библиотек Новосибирска утвердительно ответили на вопрос «Любите ли вы читать»4. В поселке Локоть Брянской области таких оказалось 75% (22% читают только в силу необходимости, и только 3% не читают вообще, предпочитая другие занятия)5. 85% респондентов исследования «Молодежь и чтение художественной литературы» (организовано в 2005 г. ЦБС Ливенского района Орловской области, охватило около 600 читателей 18–28 лет) включают книгу и чтение в круг своих ценностей6.

Но такого рода оптимистичные данные можно найти и в некоторых исследованиях последних лет, ведущихся профессиональными социологами; там, где объектом становятся не читатели библиотек, а просто молодые люди. По данным общероссийского опроса молодежи, проведенного Фондом «Общественное мнение» в начале 2008 г., 26% респондентов 16–25 лет заявили, что чтение – это их увлечение, любимое занятие; впереди лишь спорт – 34%7. Правда, при этом нельзя не отметить некоторую странность в формировании объекта исследования: он включает в себя 1500 человек по общероссийской выборке, 1500 человек и 12 онлайн-групп студентов ведущих вузов, а также более 2000 человек и 15 онлайн групп активистов молодежных движений. В какой из этих (явно весьма разнородных) групп чаще встречаются любители чтения (и вообще, почему было решено рассматривать полученные от них ответы в совокупности) – в публикациях ФОМа не сообщается. Говорится лишь, что в основном (более 70%) это женщины и девушки, и что среди москвичей читающих почти в два раза больше, чем среди жителей других городов и сел (вероятнее всего, это и есть студенты – точнее, студентки – ведущих вузов).

В других работах мы найдем другие цифры, характеризующие то, что принято сегодня называть кризисом чтения. Самыми шоковыми в этом смысле можно назвать результаты исследования «Читающий подросток в фокусе разнообразных представлений», проведенного в 2005 г. в Челябинской области. Результаты его отражены в ряде публикаций В.Я. Аскаровой и Н.К. Сафоновой8. «Из 630-ти респондентов, представлявших разные по статусу территориальные образования области, 98% подтвердили, что чтение не занимает в их жизни сколько-нибудь серьёзного места9. Характерно, что подростки при этом оперируют категориями множественного числа: „мы“, „наш класс“, „наши ребята“, „наше поколение“, что косвенно свидетельствует о типичности данной ситуации, – констатируют авторы. – Утверждая, что „чтение устарело“, „чтение не модно“, „чтение стало не интересно“, подростки главную причину этого видят в стремительном вторжении новых информационных технологий во все сферы жизни. … Результатом утверждений становится категоричный вывод: „на дворе ХХI век, книги уже безнадёжно устарели“, „компьютеры заполнят всё, идёт поколение компьютеров“. … Информация здесь воспринимается как ничья; она калейдоскопичная, рваная; ею легко управлять – выдёргивая, нарезая, склеивая. Книга с этих позиций воспринимается как слишком неповоротливая, объёмная („слишком протяжная“), она требует неизмеримо больше времени и труда. Не случайно сами подростки, характеризуя недостатки традиционного чтения, говорят именно об этом: „читать долго и лень“, „неохота париться над книгами“». Отмечу, что начав с отношения подростков к чтению, исследователи затем (незаметно для себя?) переключаются на отношение к книге, идентифицируя два этих понятия. У них получается, что читают только книгу, а из компьютера лишь берут информацию – они (вольно или невольно) противопоставляют книгу компьютеру так же, как это делают их респонденты. Мне кажется, именно подобная «аберрация» не позволила авторам в полной мере воспользоваться своими глубокими и тонкими наблюдениями. Судя по тому, что они оперируют живыми высказываниями юных респондентов, можно предположить, что использовался метод достаточно свободного интервью. Однако из публикаций нельзя узнать велась ли речь о чтении вообще – или о чтении какой-то конкретной литературы в конкретных ситуациях, о новых технологиях и компьютерах вообще или об использовании их в ситуации подготовки к занятиям, проведения досуга и т.д.

В 2006 г. сотрудники Левада-центра по заказу фонда «Пушкинская библиотека» провели в 26 городах России опрос школьников (с 1-го по 9-й класс) и их родителей. В частности, респондентам предлагали согласиться (или не согласиться) с рядом суждений, касающихся отношения к чтению. Исследователи приводят, в частности, следующие цифры (в таблице указан процент согласившихся):

Суждение 5 класс 9 класс
Мне нравится читать 81 64
Я читаю потому, что этого требуют учителя и родители 27 42
Ненавижу читать, скучное занятие 4 19
Чтение сейчас никому не нужно 6 10

Отмеченная здесь динамика известна библиотекарям. От средних к старшим классам число любителей чтения (и «свободных» читателей) значительно уменьшается, растет доля тех, кто читает только или в основном «под давлением» (прежде всего для выполнения заданий). Если верить данным этого исследования Левада центра, среди 15–16-летних количество отрицательно относящихся к чтению втрое больше, чем среди 11–12-летних. В качестве одной из причин авторы называют дефицит литературы – прежде всего такой, где говорится о современной жизни, об острых проблемах переходного возраста10. С этим нельзя не согласиться, как нельзя не согласиться и с тем, что здесь очень велико влияние современных технологий, компьютеризации, альтернативных способов проведения досуга.

Выявить факторы, влияющие на отсутствие у старшеклассников интереса к чтению, – такой была одна из задач исследования, организованного в 2007–2008 гг. НБ Удмуртской республики. Были проведены три фокус-группы, участниками которых стали школьники из города Сарапула, поселка Ува и села Алнаши. (Подчеркивается, что эти молодые люди практически не читали художественную литературу; то есть речь идет об аудитории, которая попадает в поле зрения исследователей довольно редко). Выяснилось, что респонденты воспринимают чтение, с одной стороны, как нечто естественное, чем они пользуются не задумываясь, с другой стороны – как нечто вызывающее трудность, напряжение, скуку. Во многом соотношение этих двух аспектов восприятия зависит от темы, содержания и, что немаловажно, объёма конкретного текста. Книги нередко встречают у мало читающих школьников резкое отторжение. В частности, большинство респондентов выразили нежелание читать любую толстую книгу (это касалось даже предпочитаемых девушками любовных романов). Характерно, что они также не хотят читать книги, по которым уже был показан фильм (даже если такие книги стали бы раздавать бесплатно). Более позитивное отношение у участников фокус-групп вызвали журналы для подростков: лёгкие тексты и яркие картинки воспринимаются проще и похожи на привычную для них телевизионную картинку11.

В 2005 г. работники муниципальных библиотек Омска провели исследование «Чтение. Взгляд молодежи», охватившее более 1000 молодых людей 15–24 лет. Одним из методов был уличный экспресс-опрос. Более 25% респондентов в ответ на вопрос «Какую книгу вы читаете сейчас?» ответили, что у них нет времени на чтение; 19% заявили, что они не читают ничего и 2% сказали, что не любят читать12.

Анализируя данные, представленные в различных публикациях, можно заметить порой, что объективно похожие картины чтения трактуются по-разному и даже противоположно, потому что приводятся отдельные цифры. Скажем, 75% респондентов любящих читать (как в уже приводившихся данных по поселку Локоть) – это хорошо. Но на той же конференции, где были представлены эти данные, буквально следующий выступающий в качестве негатива сообщает, что 18% посетителей другой библиотеки не любят читать13. Подобные парадоксы обусловлены, вероятно, прежде всего некоторой зыбкостью представлений о том, что можно считать нормой для той или иной читательской группы и что – отклонением. Но я назвала бы еще одну важную причину – методического характера. Прямой вопрос о любви к чтению вряд ли стоит задавать респондентам старше 9–10 лет. Подростки (а тем более юношество, молодежь) уже накопили достаточно опыта, они реализуют различные читательские практики, далеко не всегда основанные на любви к чтению (ведь даже свободное, досуговое чтение часто связано не с любовью к чтению как таковому, а с интересом к теме). Поэтому 70-80% положительных ответов на соответствующий вопрос лично я расцениваю лишь как ответы тех, кто не относится к чтению отрицательно (то есть тех, кто относится к нему «нормально»). Фразы типа «я люблю читать», «я не люблю читать», на мой взгляд, могут присутствовать (и часто присутствуют) в анкетах и опросных листах в качестве вариантов ответов на вопросы о причинах или мотивах чтения. Тогда выбор респондентом именно такого ответа (вместо или вместе с вариантами типа «читаю по учебным заданиям», «читаю, когда есть время», «читаю по интересующим меня темам» – и т.п.) будет показателем его реального отношения к чтению и реального места чтения в его жизнедеятельности.

Можно предположить при этом, что вопрос «почему вы читаете?» заставляет отвечающего задуматься именно о причинах чтения – в отличие от вопросов «зачем», «в какой связи», выводящих на мотивы и цели и говорящих скорее о чтении конкретных текстов с конкретной тематикой. Психологи РГДБ задали вопрос «почему?» подросткам 12–16 лет (среди которых были не только читатели библиотеки). Необходимо подчеркнуть, что вопрос задавался в общем виде, не давалось никаких вариантов ответов, чтобы респондент сам сформулировал причины обращения к чтению. При обработке полученных материалов исследователи шли от реального многообразия ответов, то есть были применены элементы контент-анализа. На первых местах оказались два типа ответов: в первом ключевыми были слова «интересно», «нравится», «люблю», во втором – «узнавать новое». Несколько реже встречался третий тип – с ключевыми словами «заставляют, задают». Еще три выделенных исследователями типа – со словами «от скуки», «время провожу» (1), «забыться», «уйти от реальности» (2), «полезно для развития» (3) – встречались в два-три раза реже, а все остальные – еще более редко. Важно, что респонденты нередко называли несколько причин обращения к чтению и книге, и чаще всего сочетались ответы «интересно – задают», «интересно – познавательно» и «познавательно – полезно».

Основываясь на этих данных, исследователи выделили четыре группы респондентов, отличающихся сочетанием или доминированием тех или иных причин. Самая многочисленная группа была обозначена ими как группа среднего уровня развития читательской мотивации. Здесь присутствуют ответы разных типов. Это, по мнению авторов, нормальное, присущее большинству, отношение подростка к книге, когда потребность уже существует, но не как потребность в литературном произведении, в собеседнике, а как потребность в приятном и полезном времяпрепровождении. Ответы «нравится», «интересно» часто носят обтекаемый характер, хотя некоторые респонденты старались объяснить, какие именно книги им интересны и почему. Познавательный мотив чтения тоже нередко осмысленно выделяется. Характерно, что 15–16-летние респонденты называют в качестве любимых книг справочники, энциклопедии, научно-популярную литературу.

Были выделена также группа респондентов с доминированием высказываний о принуждении к чтению («заставляют», «в школе задают») – 30% и группа с доминированием ответов, свидетельствующих об отношении к чтению как возможности уйти от реальности, погрузиться в иной мир – около 11%. Четвертую выделенную группу (10%) авторы определяют как подростков со сформированной читательской мотивацией.

Один из выводов авторов: у подростков четко выражено функциональное отношение к чтению (читать для школы, для развития, для общения), которое распространяется и на научно-популярную литературу, и на художественную. Заданный им вопрос «почему» в понимании респондентов оказался тождественным вопросу «зачем»14.

Психологи Ярославской ОЮБ ввели позицию «люблю читать» в качестве одного из вариантов ответа на вопрос «Ваше личное отношение к чтению». Респондентами их исследования были молодые люди 14–24 лет – школьники, студенты, учащиеся средних специальных учебных заведений; 80% из них являются читателями ОЮБ. Существенная характеристика: 70% опрошенных составляли девушки.

Было предложено четыре варианта ответов; получено следующее распределение:

– люблю читать 48%
– читаю, потому что необходимо32%
– читаю от нечего делать10%
– читаю, потому что принуждают7%

Привлекает внимание такое наблюдение авторов: за утверждением «люблю читать» могут стоять совершенно разные вещи. У одних молодых людей это глубокая сущностная потребность, подтверждающаяся ответами на другие вопросы анкеты – о круге чтения, любимых авторах и героях, о взглядах на книгу. У других – отношение к чтению как к развлечению, легкому и приятному времяпрепровождению, не влияющему на реальную жизнь. У третьих (а их больше всего) четкая позиция не выработана, у них доминирует эмоциональная реакция, сопереживание герою.

Так же внимательно авторы анализируют другие варианты ответа. Оказывается, например, что среди тех, кто читает по необходимости, есть и «формальные», «поверхностны» читатели, и такие, кто ориентирован на глубокое познание и на серьезную литературу. А вообще «портреты» читательских типов исследователи складывают из ответов на ряд вопросов: «Чем в большей степени является для вас чтение книг?», «Какую пользу приносит вам книга?», «Каким читателем вы себя считаете?» и т.д.

Интересно рассмотреть, в частности, распределение ответов на вопрос «Хотели бы вы совершенствовать себя как читателя (более глубоко и всесторонне понимать прочитанное)?». «Да» – ответили 59% девушек и всего 20% юношей. «Нет» – соответственно 3% и 60%. Особенно велик разрыв у школьников15.

Своеобразным показателем отношения к чтению является отношение к активно читающему человеку. Соответствующие вопросы задавались респондентам в нескольких исследованиях, и мы имеем данные по разным читательским группам.

В 2006–2007 гг. аспирантка Московского гуманитарного университета Н.Д. Юмашева опросила более 700 студентов московских вузов. Предмет ее диссертационного исследования – отношение к чтению и практики чтения. Результаты исследования оказались достаточно противоречивыми. С одной стороны, они позволяют сделать вывод о преобладании позитивных оценок человека, который много читает: соответствующие ответы дали более 90% девушек и около 80% юношей. Более 56% воспринимают такого человека как умного; около 30% говорят, что чтение книг ассоциируется у них с интеллигентностью. Отвечая на прямой вопрос, лишь 5% респондентов оценили чтение как непрестижное занятие. Однако другие ответы и многие суждения студентов свидетельствуют, по мнению диссертантки, об их скрытом несогласии с официально признанным мнением о пользе чтения. 16% (среди девушек – около 9%, среди юношей – более 20%) заявили, что они негативно воспринимают человека активно читающего, а друзьям, подругам негативное восприятие приписывают более трети респондентов. Один из основных выводов автора – в студенческой среде есть не всегда проявленное (латентное) негативное отношение к чтению; юношам оно свойственно в большой степени, чем девушкам.

О том, что подобное негативное отношение складывается еще в школьные годы, говорит и упомянутое выше исследование Левада-центра, и ряд других штудий различного масштаба. Один из примеров – опрос 13–14-летних абонентов Гдовской районной библиотеки (Псковская область). Библиотекари отмечают, что у некоторых ребят процесс чтения ассоциируется с периодом детства; дети становятся взрослыми, и процесс почти или вовсе прекращается. Такие представления, – предполагают авторы, подростки могли почерпнуть из своего жизненного опыта, из поведения взрослого окружения. С одной стороны, более 70% респондентов сказали, что хорошо, «нормально» относятся к читающему однокласснику, а 3,5% отметили: «я завидую ему, у меня нет столько свободного времени». Однако около 30% назвали свое отношение отрицательным, не очень хорошим. При этом 7% характеризовали такого подростка как «заучку», «ботаника», а около 5% говорят, что предложили бы ему заняться другими делами» (погулять, послушать музыку и т.д.). «Я ненавижу книги», – так ответили около 2,5%. Нельзя не отметить: результаты этого опроса, как и результаты предыдущего, свидетельствуют о том, что негативизм по отношению к чтению в большей степени характерен для юношей, чем для девушек16.

Мотивы и цели чтения

Преобладание в чтении молодых людей деловых, функциональных мотивов (в частности, связанных с получением образования), постоянный рост значимости подобных мотивов отмечается исследователями и практиками в течение уже нескольких десятилетий. Все большую роль в формировании круга чтения играют и чисто развлекательные мотивы. Развитие медиакультуры, бурный рост интернет-технологий «сдвигают» традиционную структуру чтения – как массового, так и «элитарного»; в особой степени это касается, конечно, молодежи. Вот, например, как описывает сложившуюся ситуацию В.П. Чудинова – автор множества публикаций по проблемам детского и подросткового чтения: «Чтение подрастающего поколения становится все более функциональным и утилитарным. Подростки все чаще читают как взрослые: с одной стороны, чтение – это получение нужной для учебы информации, с другой – это „легкое чтение“ как развлечение (чтение иллюстрированных журналов, комиксов, книг с более легкими, простыми и короткими текстами, как правило, не высоких художественных достоинств)».

Опираясь на данные уже упоминавшегося исследования школьников в Челябинской области, В.Я. Аскарова констатирует: «В чтении подростки признают в основном инструментальную функцию, используя его как средство тренировки и оттачивания нужных интеллектуальных свойств и качеств: „развиваешь своё мышление и память“, „развиваешь речь, лучше пишешь“, „чтение развивает орфографию и мышление“. Кроме „полезных“, подростки отмечают и „приятные“ свойства чтения – оно способно быть источником развлечения: „это завлекает и интересно“, „книга может поднять настроение“, „чтение помогает расслабиться и развлечься“, „это способ убить время, когда скучно“, „чтение снимает усталость и перегрузку с человека“ и т.д. Развлекательный эффект чтения видится подросткам в достаточно широких пределах: от элементарной „прикольности“, производимой „завлекательным сюжетом“ до весьма сложных ощущений, связанных с целостным воздействием книги, вовлечением читателя в её художественное пространство: „это здорово, когда переживаешь вместе с героями“, „завлекаешься в мир фантазий и сказок“»17.

Подобные высказывания нередки. Многие другие исследователи, многие библиотекари-практики подчеркивают, что исчезают глубокие, «внутренние», нефункциональные мотивы чтения – стремление к самопознанию и самообразованию, к эстетическому наслаждению; исчезает собственно любовь к чтению как мотив.

Что говорят об этом исследования последних лет? Некоторые соответствующие данные я здесь уже приводила; теперь рассмотрим проблему подробнее.

«Для чего Вы читаете?» – такой вопрос был включен в анкету, разработанную в 2001 г. в ГПНТБ СО РАН и переданную в библиотеки, учебные заведения, учреждения Новосибирска, Новосибирской области, других городов региона. Получены данные, в том числе, и по молодым пользователям – от 15 до 30 лет. Свои данные некоторые участники исследования представили в сборнике «Книга. Общество. Читатель: Современные аспекты». Интересно, что результаты опросов оказались достаточно схожими. Если посмотреть цифры, полученные в одной из библиотек Новосибирска18, в одной из новосибирских школ19 и в библиотеках города Бердска20, то видно, что на первом месте везде оказывается чтение, связанное с выполнением учебных заданий (примерно 80%, особенно характерно это для девушек). Варианты «для отдыха» и «для познания жизни» идут вровень: их отмечает почти каждый второй (в школе о чтении для отдыха говорят немногим более 40%). Для эстетического удовольствия читает примерно каждый третий.

Схожесть результатов логично объяснить тем, что в библиотечных опросах основную часть респондентов также составляли старшеклассники. В этой связи можно привести результаты еще одного анкетирования, проведенного ЦБС Петрозаводска совместно со школьными библиотеками в 2006 г. Здесь вопрос звучал так – «Для чего люди читают?». Ответы распределились следующим образом: 54% – «получить новые знания (информацию) об окружающем мире»; 28% – «стать умней и грамотней, расширить кругозор, улучшить интеллект», 17% – «интересно провести время (развлечься, отдохнуть)»; 9% – «убить (занять) время»; 6% – «развивать речь, обогащать словарный запас»; 5% – «уйти от проблем, отдохнуть от них" 21. Вариант, описывающий учебное чтение, в предложенном списке ответов, очевидно, отсутствовал. Однако три варианта (первый, второй и предпоследний) связаны с познанием и самообразованием, то есть соответствующими мотивами руководствуются более половины респондентов.

Но что происходит, когда мы уходим от старшеклассников как единственной группы респондентов? Примерно тот же «рейтинг» мотивов чтения получен при опросе посетителей Челябинской ОЮБ, среди которых были как старшеклассники, так и студенты: 70% сказали, что читают по заданию; 50% – дабы узнать что-то новое и интересное, 25% – для получения эмоционального и эстетического удовольствия. Правда при этом, как отмечает З.В.Руссак – автор публикации, ответы на более конкретные вопросы о досуговом чтении показали, что здесь превалирует ориентация на отдых и развлечение, а не на развитие. Большинство участников исследования воспринимают его как некоторое «сопутствующее» занятие, сопровождающее учебную деятельность22.

Еще два опроса с похожими результатами. Ответы 16–20-летних посетителей Липецкой ОЮБ (в подавляющем большинстве – студентов) на вопрос о целях чтения распределились следующим образом: «для учебы» (около 80%), «узнать что-то новое» (более 45%), «для удовольствия» (более 30%); более чем по 20% собрали также варианты «повысить профессиональный уровень» и «по необходимости»23. В исследовании Н.Д. Юмашевой, объектом которого были студенты московских вузов, подробно рассматривались цели лишь свободного чтения. И наиболее распространенной целью оказалось именно «познание» (назвали 58% опрошенных). По мнению автора, с данной целью согласуется другая – «чтобы быть эрудированным человеком» (около 36%). Вариант «интересен сам процесс чтения» выбрали 56%. Книгу как источник релаксации используют 40% респондентов – чаще девушки24.

Итак, фактически все приведенные данные (как и результаты ряда других исследований) рисуют следующую картину: 70–80% опрошенных читают в связи с учебными целями; примерно каждый второй называет те или иные мотивы, связанные с познанием, самообразованием; каждый четвертый – связанные с эмоциональным и эстетическим удовольствием; 30–40% – мотивы, связанные с отдыхом, развлечением. Важно отметить, что во всех этих случаях речь идет об ответах на закрытые вопросы, когда респонденты выбирают (или не выбирают) формулировки, предложенные исследователями.

Естественно, что когда речь заходит о чтении художественной литературы, «рейтинг» мотивов несколько смещается. Вот какие данные были получены, например, в уже упомянутом исследовании чтения школьников, организованном НБ Удмуртии25: в основном респонденты читают для развлечения и удовольствия (67%), реже – для расширения кругозора (43%) и учёбы (48%).

Вопрос о чтении художественной литературы был включен в анкету исследования «Гоголь и современность», проведенного нашим отделом в 2009 г. Респондентами исследования стали более 1300 молодых людей 14–25 лет – школьники, студенты, работающие. Ответы на данный вопрос распределились следующим образом:

– читаю, читал(а) по учебной программе58%
– читаю, потому что мне это интересно и важно34%
– читаю для развлечения23%
– предпочитаю экранизации художественных произведений16%
– мне это не интересно, предпочитаю другую литературу5%
– на художественную литературу у меня нет времени4%
– у меня вообще нет времени на чтение3%
– я вообще не люблю читать5%

По возрасту особых различий нет. Значимые гендерные различия: «по интересу» читают художественную литературу около 40% девушек и 26% юношей; не любят читать 3,5% девушек и 7,5% юношей26.

Логично задуматься, как соотносятся данные конкретных исследований с приведенными выше (и широко распространенными) утверждениями об исчезновении неутилитарных, «внутренних» мотивов чтения – и о «свертывании» любви к чтению вообще.

Во-первых – можно ли этим цифрам доверять? Какая часть респондентов назвала бы соответствующие мотивы самостоятельно, без «подсказок», заложенных в закрытых вопросах? Если предположить, что такая часть достаточно мизерна (а определенные основания дает круг реального чтения молодых), то почему предложенные варианты ответов все же выбираются, и результат повторяется в различных исследованиях? Связано ли это с принятыми нормами, с понятиями о «правильном» чтении? Если да, то насколько расхождение этих норм с реалиями чтения зависит от степени «внутреннего приятия» самих норм, а насколько – от отсутствия текстов, отвечающих потребностям молодых в познании, самообразовании, эмоциональном и эстетическом наслаждении, и/или от недоступности подобных текстов?

Но ответов на подобные вопросы у нас сегодня нет. Их могут дать лишь исследования специалистов (социологов и социальных психологов), предметом которых будут различные аспекты чтения, рассматриваемые в контексте различных социокультурных реалий жизнедеятельности молодых людей. Пока же стоит обратить внимания на высказывания тех, кто явно уж является любителем чтения и активным читателем – это члены читательских сообществ и посетители читательских форумов в Интернете. Вот некоторые их размышления о мотивах и целях собственного чтения и чтения вообще (речь идет, конечно, лишь о свободном чтении):

– Мы читаем: для саморазвития, расширения своего кругозора; для развития своего воображения; для воспитания самого себя; для приятного времяпровождения; для познания чего-то нового, того что нас интересует; для того, чтобы отвлечься от жизненных проблем и помечтать. Зависит от самой книги.
– Я попытался разбить на следующие потребности: отдых; погружение в несуществующую реальность (уход от настоящей); удовлетворение интереса (в плане сюжета, а что же будет с героем в следующей книге); получение эмоций; расширение кругозора (для художественной литературы это – почитать классику, чтобы знать свою культуру и т.д.); поиск «пищи для ума» (повышение IQ и далее-далее).
– Думаю, читать стоит, чтобы понять, к примеру, то, чем живет общество, нужно разбираться в том, что сейчас интересно, а что нет.
– Читать для того, чтобы пережить... Возможно, я вот за пять лет обучения и вынужденного чтения (по программе) сейчас просто не могу жить (простите за пафос) без книги, но в то же время читать всю эту чушь, лежащую на книжных полках (я о массовой литературе) невозможно – все так однотипно и скучно – открыл книгу, и уже знаешь, что будет дальше. Читайте ради удовольствия от процесса.
– Я читаю если: 1) мне скучно; 2) хочу поддерживать и подпитывать свой интеллектуальный уровень; 3) расширять свой кругозор; 4) узнать как поступать и что делать (напр. кулинарные книги, книги и статьи по психологии). Не буду читать, то что мне не надо или не нравится, дабы угодить всем занудам с фразой «как? вы не читали ...?»
– Все зависит от человека. Некоторые читают для собственного удовольствия или для получения нужных знаний. А другие читают, чтобы повысить чувство собственной значимости и потом всем тыкать, что вот я это читал, а вы вот неучи, неучи27.

Теперь вернемся к нашим цифрам. Возможно, что полученный процент «оптимистичных» ответов, определен тем, что в поле зрения исследователей чтения чаще всего оказывается сравнительно «благополучная» с нашей точки зрения часть молодежи (школьники, студенты, посетители библиотек), поскольку другие группы организационно труднодоступны или вовсе недоступны.

Но представим, что мы все же доверяем полученным данным. Тогда возникает ряд других вопросов, которые можно назвать методологическими и методическими. Если каждый второй молодой читатель говорит о познавательных мотивах, а каждый четвертый – об эмоциональных и/или эстетических – это много или мало; какова «норма»? И сами формулировки – «для познания жизни», «получить новые знания», «узнать что-то новое и интересное» – указывают ли на утилитарные мотивы или на более глубокие, внутренние? Как они трактуются авторами анкет, как понимаются респондентами; насколько адекватны друг другу эти трактовки?

Во всяком случае, можно утверждать, что как ни называй это чтение – познавательным, функциональным, информационным, – с учебным оно совпадает далеко не всегда. А способствует ли оно таким глубинным процессам как самопознание, личностное развитие, формирование мировоззрения – это зависит и от самого читателя, и от того, в «правильный» ли момент встретился он с данным текстом. Но, вероятно, в наибольшей степени это зависит от тематики и качества самого текста. Поэтому необходимо обратиться к исследовательским данным о содержании и структуре чтения молодых людей.


  1. Этот текст является частью аналитического обзора исследований последних лет, посвящённых проблемам чтения молодёжи. Обзор будет подготовлен в 2011 году.
  2. Книга и чтение в жизни молодежи России // Актуальные проблемы исследования социального здоровья молодежи: инф.-аналит. материалы. Ч.2. – СПб.: Химиздат, 2005. – С.80–85; Либова О. С. Чтение молодежи: возможность диалога с другими поколениями // Молодежь и социальное здоровье. СПб.: Химиздат, 2006. – С. 224–237. Степанова А.С. Чтение в больших и малых городах: сходства и различия // Там же. – С. 210–223.; Глухова Л.В., Либова О.С. Традиции семейного чтения // Homo legens – Человек читающий. – М.: Школьная библиотека, 2006. – С.135–146, (то же: http://www.rusreadorg.ru/issues/hl/hl3-10.htm).
  3. Голубева Е.И. Ресурсы, мотивы и стимулы детского и подросткового чтения. На материале исследований начала ХХI века // Homo legens – Человек читающий. – М.: Школьная библиотека, 2006. – С.208–218, (то же: http://www.rusreadorg.ru/issues/hl/hl3-16.htm); Юный читатель и книжная культура России: материалы исследования: Сб. статей / Сост. Е.И.Голубева, В.П.Чудинова; РГДБ. – М., 2003. – 112 с. Правда, в число этих положительных ответов включены такие различные, как «люблю читать», «много читаю», «люблю читать, но не хватает времени», «читаю легкое, на досуге», «читаю по школьной программе», «предпочитаю журналы».
  4. Казаринова С.В. Социальный портрет пользователя детской библиотеки г. Новосибирска // Читали, читаем и будем читать! Исследования и анализ отношения к книге и чтению пользователей библиотек Новосибирской области / Новосибирское библ. об-во; Новосибирская ГОНБ. – Новосибирск, 2006. – С. 6–34.
  5. Губина Л.А. Исследования в библиотеке «Читающая молодежь Локтя» // Чтение и время: материалы научно-практической конференции (15–16 ноября 2005 г.) / Брянская обл. науч. универ. б-ка им. Ф.И.Тютчева. – Брянск, 2006. – С. 30–33, (то же: http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb/lib/search.php?id=1238&r=4).
  6. Орлова Р.А. Отношение россиян к книге, чтению, библиотекам по данным социологических исследований // Всероссийская конференция «Чтение: исследовательские проекты библиотек России»: Программа. – СПб, 2006. – С.34–37.
  7. Лариса Паутова. Поколение Y: цели, мечты, практика: Электронный ресурс http://bd.fom.ru/report/cat/prezzp2306
  8. Аскарова В. Я. Читающий подросток в фокусе разнообразных представлений: Материалы Всероссийской конференции // Чтение в библиотеках России. Исследовательские проекты библиотек по чтению. – СПб, 2007. – Вып. 7. – С. 90–94; Аскарова В.Я., Сафонова Н.К. Читающий подросток в фокусе разнообразных представлений: Электронный ресурс http://www.library.ru/1/sociolog/text/article.php?a_uid=270; Аскарова В.Я., Сафонова Н.К. Подросток и взрослые: трудный диалог по поводу книги // Библиотека. – 2007. – № 1. – С. 34–36, (то же: http://www.library.ru/1/sociolog/text/article.php?a_uid=285); Аскарова В.Я., Сафонова Н.К. Читающий подросток в мире взрослых: поиски гармонии»: Электронный ресурс http://metodisty.narod.ru/vsd05.htm.
  9. К сожалению, не сказано, как именно формулировался вопрос, какими были другие варианты ответов, и что сами авторы анкеты вкладывают в понятие «серьезное место в жизни».
  10. Чтение школьников и культурные ресурсы семьи: Электронный ресурс http://www.levada.ru/press/2007031401.html
  11. Курс И.Н., Рябов М.А., Шантурова Г.Ю. Изучение чтения молодёжи в Удмуртии: Электронный ресурс http://unatlib.org.ru/download/center_5/study_reading/doc2.doc
  12. Чернявская Н.Л. Формирование нового пространства чтения в мегаполисе // История и культура городов России: от традиции к модернизации. – Омск., 2006. – С. 190–192, (то же: http://kulgor.narod.ru/kongress/chernjavskaja.html).
  13. Кожемяко Е.В. Книга и молодежь в контексте использования новых информационных технологий // Чтение и время: материалы научно-практической конференции (15–16 ноября 2005) / Брянская обл. науч. универ. б-ка им. Ф.И.Тютчева. – Брянск, 2006. – С. 44–49, (то же: http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb/lib/search.php?id=1238&r=4).
  14. Малахова Н.Г. «Я читаю потому, что мне немного нравится читать». О мотивах чтения подростков // Homo legens – Человек читающий. – М.: Школьная библиотека, 2006. – С. 241–251, (То же: http://www.rusreadorg.ru/issues/hl/hl3-19.htm.).
  15. Юношеское чтение: приоритеты современности // Департамент культуры и туризма Ярославской области, Областная библиотека им. А.А.Суркова, отдел психологической поддержки читателя. – Ярославль, 2007. – 22 с.+ приложения. – Рукопись.
  16. Андреева Ю.В. Подросток небольшого города о себе и о своем чтении // Современные тенденции в обслуживании читателей. Изучение читателей и чтения. Материалы второго Всерос. конкурса для публ. биб-к. (2002–2003 гг.); Ч.2. – С. 70–85.
  17. Аскарова В.Я., Сафонова Н.К. Читающий подросток в мире взрослых: поиски гармонии»: Электронный ресурс http://metodisty.narod.ru/vsd05.htm
  18. Зырянова И.К. Интересы и потребности читателей ЦБС им. М.Е.Салтыкова-Щедрина Заельцовского района г. Новосибирска // Книга. Общество. Читатель: Современные аспекты / Сибирское отделение РАН, ГПНТБ – Новосибирск, 2004. – С. 105–115.
  19. Крупницкий Д.В. Читательские интересы учеников старших классов // Там же, с. 181–189.
  20. Рыхторова Н.Ю. Чтение в жизни малого города (на примере г. Бердска Новосибирской области // Там же, С. 116–126.
  21. Некрасова М. Что выбирает подросток? // Библиотека. – 2008. – № 1. – С. 61–63.
  22. Руссак З.В. Особенности юношеского чтения в век новых электронных технологий // Книга. Общество. Читатель: Современные аспекты... – С. 158–161.
  23. Есина Т.А. Социальный портрет молодого читателя областной универсальной научной библиотеки // Библиотеки – молодежи: Инф.-аналитич. вестник / РГЮБ. – 2009. – № 1(3). – С. 89–97, (то же: http://vmo.rgub.ru/researh/articles/esina.php).
  24. Юмашева Н.Д. Чтение как практики культурного воспроизводства в студенческой среде: Автореф дис. на соиск. уч. степ. канд. социологич. наук. М. 2008 // http://www.mosgu.ru/nauchnaya/publications/2008/abstract/Yumasheva_ND.pdf.
  25. Юношеское чтение: приоритеты современности…
  26. Надо отметить, что в процессе обработки анкет у меня часто возникало ощущение, будто понятие респондентов о художественной литературе несколько отличаются от моих, то есть традиционных. Судя по набору ответов на другие вопросы, по некоторым заметкам молодых людей, дополнительным ответам, можно предположить, что популярные у них «ужастики», детективы и даже фантастику и фэнтези они «выводят» за пределы этого понятия, оставляя там классику и «серьезные» книги.
  27. Исследование читательского общения молодых пользователей Интернета сейчас ведет сотрудница Исследовательского центра «Библиотека. Чтение. Интернет» О.Н. Кондратьева.
© Российская государственная библиотека для молодёжи, 2008–16