Виртуальное методическое объединение библиотек и организаций, работающих с молодежью О проекте Карта сайта Электронная почта
Виртуальное методическое объединение библиотек и организаций, работающих с молодежью
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ежемесячная библиотечная газета о молодёжи и для молодёжи
Электронная библиотека 'Молодежь России'
Вопрос-ответ
Библиотеки и молодёжь (зарубежный опыт)
 
Исследования и методические материалы
Литобзор Талызина Н.Н. «Четырехцветный человек» и «сигналы личности» По страницам книги Макса Люшера «Сигналы личности: ролевые игры и их мотивы»

«Четырехцветный человек» и «сигналы личности»
По страницам книги Макса Люшера «Сигналы личности: ролевые игры и их мотивы»1

Н.Н. Талызина

Макс Люшер и его теория цветовосприятия

Основы психологического подхода к изучению цветов были заложены и осуществлены на практике швейцарским психиатром Максом Люшером. Люшер родился в 1923 г. в городе Базель в Швейцарии. Изучал социологию, философию права и религии, клиническую психиатрию. В 1949 г. защитил диссертацию по философии и психологии. Практиковал как психотерапевт, а также читал лекции в Базеле, Цюрихе и Париже. Затем руководил медико-психологическими и социологическими исследованиями, проводимыми с использованием его теста.

Ядро теоретической концепции Люшера составляют два понятия – «структура» и «функция» цвета. Под «структурой» цвета понимается устойчивое, общее для всех людей (независимо от расы, культуры, образовательного уровня, пола и возраста) значение этого цвета. «Структуру» можно назвать «объективной» стороной цветового воздействия. Индивидуальный смысл цвета для конкретного человека выражается в «функции» цвета, то есть в характере отношения человека к этому цвету. Метафорически можно сказать, что «функция» – «точка соприкосновения» человека и цвета. Она определяется, главным образом, состояниями и свойствами самого человека. При этом цвет может нравиться или не нравиться, но характер его влияния, специфика его воздействия на психику остаются неизменными. Таким образом, символическое значение цвета, его «психологический код» не зависят от положения того или иного цвета в ряду индивидуального предпочтения. Зная «функцию» цвета для человека, можно многое узнать о самом человеке.

Люшер разработал основы функциональной психологии цветовосприятия и создал на ее базе широко известный в практике психодиагностики цветовой тест. Он выявил определенную зависимость между восприятием различных цветов и психологическим состоянием человека. На основе «Цветового Теста» можно получить новые знания о себе и окружающих нас людях. Суть процедуры тестирования – ранжирование испытуемым цветов по степени их субъективной приятности (симпатичности). «Цветовой тест Люшера» (сокращенный вариант его состоит из 8 цветов – темно-синего, густо-зеленого, красно-оранжевого, ярко-желтого, малиново-фиолетового, светло-коричневого, черного и светло-серого), несмотря на простоту и быстроту получения результатов, является глубинным психологическим тестом; практически применять его могут лишь профессиональные психиатры, психологи и врачи. Концепция «четырехцветного человека» (синий, зеленый, желтый и красный) – самостоятельное учение, в котором «Цветовой тест Люшера» играет роль метода исследования личности. В книге представлены результаты практического применения теста на основе сотен тысяч исследований, проведенных с помощью этого теста.

«Сигналы личности»

Термин «сигналы личности» по Люшеру обозначает то, что мы (по большей части бессознательно) используем в повседневной практике, а именно – молниеносное восприятие и оценку встречающегося нам человека по многим и разнородным признакам, символам или сигналам. При этом Люшер имеет в виду вовсе не такие признаки, как, например, черные волосы, овальная форма лица, разрез глаз и т.п., которые описывают приметы определенного человека, но ничего не говорят о его личности. Нет, речь идет о тех указующих знаках, которые использует один человек, чтобы дать другому человеку понять, какого рода личностью он хотел бы считаться. Они используются отчасти неосознанно, а отчасти – совершенно преднамеренно. Мы тренируемся в этом сигнальном языке всю нашу жизнь. Гораздо сильнее, чем с помощью слов, мы, посредством различных сигналов, информируем окружающих о своем состоянии и истинных намерениях. Научиться читать эти сигналы – значит научиться оценивать других людей и контролировать собственное поведение. Такие знания могут быть интересны и полезны как библиотекарям (для лучшего понимания потребностей читателей), так и читателям (для лучшего понимания, как самих себя, так и окружающих людей).

Итак, сигналы личности – это совокупность выбранной человеком манеры поведения и средств, с помощью которых он добивается от окружающих его людей желательной для себя оценки его личности. Кто умеет воспринимать и классифицировать сигналы, тот понимает больше, чем это могло бы быть выражено только словами, – и его не так-то легко провести. Он, по мнению Люшера, обретает бессловесный интеллект домашней собаки – этого отличного знатока людей. Владеющий этим языком может и сам посылать сигналы и таким образом целенаправленно способствовать быстрому достижению задуманных целей. Профессиональный термин для такого рода деятельности – реклама. Тех «сигнальщиков», которые с помощью символического языка зарабатывают кусок масла на свой кусок хлеба, – говорит автор, – называют специалистами по рекламе...

«Роль–идол» и «роль–защита»

Люшер считает, что самоощущение человека (в смысле «ощущение самого себя») определяет, какую роль хотелось бы ему играть и какой реквизит (одежду, обстановку жилища, манеру речи и т.п.) следует применять при этом. Автор ограничивает понятие «роли» исключительно самооценкой и вытекающим из нее поведением. То есть под ролью он понимает не общественную позицию или профессиональный статус (например, врача или библиотекаря), которую человек действительно имеет, не деятельность (например, врача или библиотекаря), которой он занимается, – но единственно и исключительно, оценку человеком его собственной личности (адекватную или фиктивную). При этом Люшер утверждает, что истинное самоощущение стремится к адекватной, зрелой оценке. Оно избегает самообмана, который может действовать, с одной стороны, в виде роли–идола (позиция чрезмерных, абсолютных притязаний), а с другой – в виде роли-защиты (любое оборонительное поведение).

«Роль–идол» – это «целевая программа», то есть цель, к которой стремятся и которой домогаются. «Идол–Я» неизбежно приводит к соответствующему поведению по отношению к окружающему миру: возникает принудительная необходимость играть определенную профессиональную или общественную роль. А это влечет за собой не только определенную мимику и определенные манеры, но и соответствующие атрибуты – дом, автомобиль, одежду и т.п. Например, выбор автомобиля (как, впрочем, и всякое другое компенсационное поведение) обладает сигнальным характером; он сигнализирует: «Посмотри на мой автомобиль, чтобы понять кто я такой». Если предметы одежды, украшения, автомобиль, архитектура дома и его обстановка, имущество, титул и т.п. служат прежде всего для самоутверждения, то это означает, что разумное и трезвое отношение к реальности утеряно.

Деструктивно-враждебное поведение, проистекающее из роли-защиты, выражается в бесчисленных сигналах, которые следует рассматривать как признаки неосознаваемого страха, выражаемого либо в обидчивости и раздражительности, либо в намеренно унижающих других насмешках, иронии, издевательстве. Защитное поведение может проявляться также в виде стремления к удобству, склонности к лени, вялости, инертности; чувстве стесненности, заторможенности; в виде депрессий или фобий.

Цветовые типы

Согласно Люшеру, четыре основных цвета – синий, зеленый, красный и желтый – отображают основные психологические потребности человека: удовлетворенность чем-либо, привязанность к чему-либо, самоутверждение, активность, стремление к цели, ожидание чего-то хорошего, потребность в успехе. Люшер выделяет 4 типа и характеризует их следующим образом:

Синий тип – потребность в глубокой привязанности
Зеленый тип – потребность в отстаивании собственной позиции
Красный тип – потребность в достижении, обладании, лидировании
Желтый тип – потребность в эмоциональной вовлеченности, яркости переживаний и общении

Та потребность, которая является ведущей, определяет индивидуально-личностный тип человека, в котором не только эмоциональные особенности, но и остальные «субструктуры» личности (интеллект, коммуникативные навыки) окрашены характерным для данной личности индивидуальным стилем. При отнесении личности к тому или иному «цветовому типу» решающую роль играет оценка поведения личности. При этом человек, относящийся к одному из четырех основных типов личности, может вести себя полярно противоположным образом. Это зависит от того, какую роль он в настоящий момент реализует. Когда он преследует типичную для него цель, которая является для него своего рода идолом, то он играет свою роль–идол. И, наоборот, то, что он делает, чтобы защититься от чего-либо, чтобы чего-либо избежать – все это есть его роль–защита. Например, человек, реализующий красный тип поведения, принимает всякий брошенный ему вызов, поскольку он хочет действовать сильно и успешно. Это его роль–идол. А роль–защиту он играет тогда, когда чувствует, что предъявленные к нему требования чрезмерно завышены, когда защищается от подобных требований, когда злится и досадует, когда впадает в бессильную злобу.

Люшер считает, что каждый плюс (+) порождает минус (–) и наоборот. Если мы сравним опускающуюся чашу весов с парализующим, сковывающим страхом или с чувством неполноценности, то поднимающаяся вверх чаша будет соответствовать чрезмерному притязанию и непомерному стремлению к значимости (непомерному честолюбию или тщеславию), которые постоянно и одновременно действуют в человеке. Существует функциональная зависимость между чрезмерным притязанием (+) и страхом (–). Например, между агрессивностью (+) и беспомощностью (–) или между «жесткой оболочкой» человека и его «мягким ядром». Точка, относительно которой происходит качание коромысла весов, – это знание реальности, это зрелость, это адекватность.

Далее в таблице сведены воедино основные типы поведения (согласно цветовой типологии Люшера) и даны их общие характеристики.

Основные типы поведения по отношению к окружающему миру

ТипыСинийЗеленыйКрасныйЖелтый
Идол–Я (+)
«Цель» – стремление к...
Завышенная самооценка
Притязание: я хочу безусловно
+
Стремление к покою, чувствительность, сентиментальность
+
Напряжение воли, самоутверждение, тщеславие
+
Напористое стремление к целям, гиперактивность
+
Бегство от проблем, иллюзорная свобода
Норма–Я (=)
Самовоплощение (самореализация)
Адекватная самооценка
=
Стремление к гармоничным отношениям
=
Поиск самоопределения, самоуправления, самовыражения
=
Движение к цели, активность
=
Готовность к контактам, к изменению, развитию
Роль–защита (–)
«Защита» – страх перед…
Заниженная самооценка
Притязаний нет: я ни в коем случае не хочу

Беспокойство, суетливость, скука, отчуждение, регрессия

Ограничение самовыражения, защитное напряжение

Перераздражение, пресыщение, истощение

Потерянность, скованность

Далее мы рассмотрим цветовые типы подробнее

Синий тип

Основной темой в жизни синего типа является душевная привязанность, «притянутость» к партнеру и потребность в единстве (во взаимопонимании). Иными словами, синий тип личности стремится к выстраиванию гармоничных отношений с окружающими его людьми. Проблематика такой жизни колеблется между ролью–идолом (+ синий) и ролью–защитой (– синий).

Роль–идол (+ синий) Роль–защита (– синий)
Потребность в покое, интенсивная потребность в привязанности, чувствительность, сентиментальность Беспокойство, нетерпение, неудовлетворенность, одиночество, отворачивание от партнера, раздражительность

Стремление к удовлетворению лежит в основе роли-идола синего типа. Одурманивание и забытье становятся его целью: либо путем одурманивания плоти с помощью разгульной жизни, чревоугодия, алкоголизма, применения успокоительных и снотворных средств, либо путем редукции духовных притязаний (например, на уровень «кроссвордного» интеллекта).

Роль-защита синего типа поведения возникает из-за страха перед пустотой (перед отсутствием переживаний) и перед лишениями. Разумеется, есть люди и ситуации смертельно скучные. Но тот, кто не удовлетворен жизнью из-за собственной пассивности («не стоит», «это не имеет смысла» и т.п.) или из-за нереалистичных притязаний, порождает в самом себе страх оказаться обойденным и лишиться чего-либо важного. Страх перед отсутствием переживаний порождает внутреннее беспокойство или ажиотированность. С целью самозащиты такие люди огораживают забором свою личную эмоциональную сферу, блокирует настоящие и искренние эмоциональные отношения.

Зеленый тип

Основной темой в жизни зеленого типа является самоутверждение, саморазвитие. Зрелая личность зеленого типа стремится к самовыражению и самоактуализации. Проблематика этого типа колеблется между ролью–идолом с ее стремлением к превосходству (+) и ролью–защитой от возможных поражений (–).

Роль–идол (+ зеленый)Роль–защита (– зеленый)
Воля к самоутверждению, напряжение воли, притязание на значимостьЗащита от ограничений, от потери значимости

Стремление к значимости и тщеславие лежат в основе роли–идола зеленого типа. Неуверенность в себе для него – совершенно непереносимое состояние. Используются любые средства повышения собственной значимости; академические титулы, например, обеспечат пожизненный престиж и статус, а дворянское звание – даже через поколения.

Роль–защита зеленого типа поведения порождена страхом перед зависимостью и принуждением. Адекватное поведение предполагает, что человек способен как требовать, так и отказываться. Кто имеет чрезмерные или бескомпромиссные притязания, кто хочет, чтобы все восхищались им и любили его, – тот игнорирует действительность. Когда не хотят ни от чего отказываться, тогда не могут и ни на что решиться. В этом случае человек начинает чувствовать себя загнанным в тупик. Зеленый тип – не только самый напряженный и самый упрямый, но и самый не поддающийся влиянию тип поведения.

Красный тип

Основной темой красного типа при гармоничном развитии является стремление к успеху, к достижению поставленных целей. Роль–идол красного типа предполагает стремление к новым и новым целям. Роль–защита, напротив, – со стремлением избавиться от волнений, беспокойств и раздражающих влияний.

Роль–идол (+ красный)Роль–защита (– красный)
Целеустремленность, напористое стремление к переживаниямЧрезмерные требования, раздражительность

Стремление к возбуждению лежит в основе роли–идола красного типа. Страх перед опустошенностью и скукой ведет к поиску новых стимулов. Но так как красный тип нуждается во все новых и новых переживаниях, он неизбежно вынужден быть постоянно активным. Он стремится к достижениям в большом и в малом, на пользу окружающим или во вред им. Из страха перед одиночеством возникает занятость какой-либо одной темой, одним интересом. Человек начинает чем-либо «безумно» интересоваться, становится просто одержимым. Эта одержимость является попыткой защитить себя от отсутствия подлинных отношений, от потерянности.

Роль–защита красного типа поведения происходит из-за страха перед избытком активности и перевозбуждением. Тот, кто ударяет кулаком по столу, или цедит сквозь зубы: «Итак, душа моя!», у того возбуждение достигло уровня перераздражения: тот уже «сыт по горло», тому уже «все до лампочки». Перераздражение ведет к депрессии, если удовлетворение важных потребностей становится невозможным и приходится признавать собственное бессилие. Отсюда возникает депрессивная потребность в сне или алкоголе, чтобы одурманить себя и заглушить свои страдания.

Желтый тип

Основная тема желтого типа – развитие и творчество. При гармоничном развитии желтый тип направлен на расширение «духовных горизонтов».

Роль–идол (+ желтый)Роль–защита (– желтый)
Бегство от проблем, иллюзорное ожидание будущегоНапряженное ожидание, озабоченность, обеспокоенность

Стремление к свободе лежит в основе роли–идола желтого типа. Например, многие люди из года в год тратят по два месяца на различные путешествия или каждый день часами читают газеты. В обоих этих случаях человека привлекает не действительная, не истинная цель, а стремление к неизвестному, к переменам, жажда нового. Подобное любопытство – это бегство от настоящего, если оно, настоящее, переживается и воспринимается как неудовлетворительное. Стремление освободиться от парализующей и угнетающей зависимости, спастись от засасывающего быта – порождает внутреннее беспокойство и двигательную активность.

Роль–защита желтого типа проистекает из-за страха перед утратой. Окружающий мир – это широкое поле отношений, который вследствие своего постоянного изменения все время требует от человека изменения его собственной позиции. А всякое изменение действительности, широта новых возможностей, вызывают у желтой личности страх. Она чувствует себя потерянной. Она испытывает страх перед этой кажущейся ей непредсказуемой и обманчивой реальностью.

* * *

Определить цветовой тип личности человека, с которым вы вступаете в общение, можно по целому пучку косвенных признаков – таких как стиль одежды, речевые обороты, манера речи, любимые занятия и, даже, соматические заболевания.

Одежда как «сигнал личности»

Когда говорят: «Одежда делает людей», то имеют в виду – какова одежда, такова личность. Бывают виды одежды, предназначенные для защиты тела от холода и сквозняков – например, теплые кальсоны, по которым ничего нельзя сказать о характере человека. И не мода (сколь бы необычной, выходящей за рамки или даже шокирующей она ни была) позволяет выносить суждения о человеке – но направленность стиля его одежды. По стилю одежды мы легко распознаем ремесленника, директора, уборщицу или актрису. Люди полубессознательно выбирают такую одежду, которая наилучшим образом соответствует выбранной ими роли. Если мы направим взор на окружающий нас мир одежды, говорит Люшер, то текстильные оболочки станут прозрачными и под ними будут видны цветовые типы личности.

Некоторые люди вполне осознанно выбирают такую одежду, которая соответствует их идеалу, однако большинство людей делают это совершенно бессознательно. От одного роль–идол может потребовать, чтобы он был одет подобно манекену в витрине универмага, другому роль–защита может запретить снимать пиджак даже в разгар лета, даже если есть опасность, что в результате теплового удара он превратится в хорошо одетый труп. Экстравагантность, будь то прическа панка или провоцирующее парижское модельное платье, – это всегда повышенное притязание. Экстравагантность проистекает из отсутствия желаемого признания. Люшер утверждает, что многие мужчины надевают белоснежные сорочки и тщательно отглаженные костюмы лишь из страха перед критикой, а не потому, что благодаря этому они великолепно себя чувствуют. Если бы мы однажды дали себе отчет в том, как по стилю одежды ранжируются определенные люди, продолжает он, то мы бы с удивлением обнаружили, насколько однозначно можно квалифицировать большинство людей с этой точки зрения.

Люшер выделяет 4 основных «стиля» одежды:

Элегантность: одежда, подобранная индивидуально из чувства чистой радости.
Ухоженность: традиционно выбираемая одежда.
Безразличие: дисгармоничная, но опрятная одежда;
Запущенность: дисгармоничная и неопрятная одежда.

По его мнению, можно также рассматривать такие две «полярные пары» стилей как традиционный-оригинальный и классический-новомодный.

Роль–идол и роль–защита могут повлиять на выбор одного и того же направления стиля, то есть одежды одного и того же вида. Однако мотивы будут в подобных случаях совершенно различными. Так, если роль–идол потребует выбора той или иной одежды из чувства самоутверждения («я теперь шикарно выгляжу!»), то роль–защита – из-за боязни критики («как деловой человек, я не могу себе позволить одеваться так, как мне нравится»).

Исследования Люшера и его коллег показали, что синий тип тяготеет к традиционной одежде. Дело в том, что к единообразию одежды стремятся тогда, когда хотят выразить своим внешним проявлением единство или общность. Всякая традиционная одежда, будь то национальная баварская юбка или профессорская мантия, говорит о принадлежности к определенной общности людей. А корни отвращения ко всякой повторяемости, к тому, чтобы носить одну и ту же одежду в одном и том же обществе, произрастают из страха перед пустотой, перед отсутствием переживаний и раздражений (минус «синий»). Насколько велико наше стремление к переменам и разнообразию можно измерить по объему платяного шкафа или по количеству чемоданов, которые мы возим с собой. Тот, кто подобно хамелеону, все время меняет свой внешний вид, тот явно хочет пробудить в людях впечатление о себе, как об интересной и оригинальной личности.

Красный тип отдает предпочтение оригинальной одежде, которая воплощает собственную идею данной личности, не имитируя никакую модель. При этом совершенно несущественно, будет ли человек сам выполнять свой проект или это сделает за него кто-то другой. Оригинальность предполагает наличие изобретательности, а это требует определенных интеллектуальных усилий. Роль–защита красного типа, наоборот, определяет выбор одежды традиционного единообразия, которая выглядит как одетый на человека кусок упаковочной бумаги.

Зеленый тип тяготеет к классической одежде, сшитой с учетом строгих правил и консервативных обычаев. Классическим является всякий элемент одежды, сохраняющий привычный стиль в противоположность современным направлениям моды. Зеленому типу (к которому относится, например, английский биржевой маклер с котелком и зонтиком) просто нельзя опозориться ношением «неправильной» одежды. Классически одевается тот, кто хочет претендовать на престижную позицию. Эти люди требуют по отношению к себе внимания и уважения. А роль–защита зеленого типа связана с выбором одежды эксклюзивного типа. Ведь к эксклюзиву стремится тот, кто ставит собственные притязания столь высоко, что лишь немногие могут составить ему компанию. Эксклюзивность или исключительность одежды – это особенность, но особенность именно высокого качества. Тот, кто эксклюзивно одевается, тот является требовательно-разборчивым.

Желтый тип предпочитает модную одежду. Мода изменяет цвета, модели и покрой одежды. Кто подхватывает новую моду, тот любит перемены, радуется или чувствует себя молодым авангардистом. Часто в модной одежде находит свое выражение чрезмерное честолюбие и тщеславие человека, который втайне ощущает себя непризнанным. Роль–защита желтого типа связана с выбором консервативного стиля одежды; именно такой стиль выбирают люди, пытающиеся внедрить собственный порядок в неудобную для них действительность. За консервативной корректностью скрывается желание с помощью стройности и порядка создать и сохранить безопасность и уверенность.

В целом можно сравнить одежду с сигаретной упаковкой, явственно подчеркивающей определенный рыночный имидж, важный для определенной целевой группы. Люди одеваются (по большей части бессознательно) в соответствии с определенным ролевым имиджем, поскольку это облегчает им контакт с их целевой группой. И мы умеем (тоже наполовину бессознательно, но почти молниеносно) распознавать эмоциональную роль и социальный статус человека на основании внешнего вида его одежды. Обычно мы достаточно точно воспринимаем эти бессознательные сигналы, даже если в качестве конечного результата у нас остается лишь один критерий – «симпатичный» или «несимпатичный».

Речь как сигнал личности

Если из длинной речи извлечь то, что называется информацией, то все остальное – это «бла-бла-шум». Но как раз постоянно повторяющиеся и не несущие значимой информации «слова-наполнители», «слова-вставки» («не правда ли?», «так сказать» и т.п.) являются наиболее показательными и наиболее содержательными сигналами, поскольку они очень точно отражают эмоциональную установку человека. Всего лишь в нескольких фразах такие выражения порой повторяются столь часто, что позволяют понять образ мыслей и манеру переживаний говорящего.

Приятие, согласие, утвердительный ответ или неприятие, несогласие, отрицательный ответ могут быть выражены на различных аффективных ступенях. По повторению не несущих информации аффективных слов достаточно ясно видно, на какой именно аффективной ступени находится человек. Эмоциональная установка легко считывается «по шкале» от + 5 до –5 (как по шкале термометра) – от «безумно замечательно» до «ерунда».

Далее в таблице дано сопоставление на словесных примерах пяти аффективных ступеней приятия (одобрения) и отвержения. Между одобрением (приятием) и отрицанием (отвержением) располагается нерешительность (неопределенность).

Аффективные ступени приятия (одобрения) и неприятия (отрицания)

Номер ступени Одобрение (+) Неодобрение (–)
1Без аффекта: да Без аффекта: нет
2Подтверждение: так точно, точно, правильно, в порядке, согласен, ясно Критика: ни в коем случае, неправильно, невозможно, исключено, никогда, не может быть и речи,
3Похвальная аттестация: очень хорошо, шикарно, замечательно, отлично, исключительно, грандиозно Дисквалификация: плохо, скверно, негодно, неразумно, глупо, по-дилетантски
4Умиление: чудесно, упоительно, баснословно, сказочно, фантастично, неописуемо, восхитительноНегодование: глупо, очень неприятно, страшно, ужасающе, ужасно неприятно, невозможно, просто жуть какая-то
5Торжество: жуть, как замечательно, великолепно, безумно хорошо, с ума сойти можноОтвращение: чепуха, ерунда, дерьмо, отвратительно, просто тошнит

Деловитое «да» на второй аффективной ступени может стать подчеркнутым и подтверждающим: «совершенно верно», «так точно», «точно», «правильно». На третьей ступени согласие с похвальным отзывом, которым хотят поощрить другого человека, может принять формы: «отлично», «очень хорошо», «замечательно».

При переходе от третьей к четвертой ступени, то есть, например, от «очень хорошо» к «чудесно» происходит преодоление определенного психологического порога. После похвального отзыва или похвальной квалификации, которая всегда остается деловой, следует ступень, на которой человек прежде всего хотел бы выразить свое умиление, волнение, восторженность: «великолепно», «неописуемо», «чудесно», «сильно» или «фантастично».

На высшей аффективной ступени приятия, согласия, хотят сообщить другим о своей полной «захваченности» чувствами. В этом случае считают что-либо «безумно замечательным», «ну просто с ума сойти можно», «ужасно великолепным» (или у современной молодежи: «ну, я тащусь», «обалдеть можно», «я балдею» и т.п.).

Отрицание также может выражаться на пяти аффективных ступенях. Деловое «нет» в качестве ответа на первой ступени может возрасти до критической оценки: «неправильно», «не соответствует» или «исключено» на второй ступени. На третьей ступени оно вырастает до дисквалификации: «плохо», «неразумно», «безрассудно», «неумело» или «глупо». При отрицании переход от третьей к четвертой ступени также образует важный психологический порог. Здесь деловая квалификация переходит в субъективное эмоциональное выражение. Появляется аффективная ступень возмущения: «абсолютная бессмыслица», «не может быть и речи», «ужасно», «отвратительно», «страшно», «ужасающе», «мерзко».

На пятой, высшей аффективной ступени отрицание выражается как отвращение – с помощью слов «чепуха», «дерьмо» и тому подобных стилистических выражений. Тот, кто часто употребляет такие слова, показывает, что неудовольствие становится его жизненной позицией, его образом жизни.

Люшер подчеркивает: если мы сравним высказывания человека, который один раз аффективно соглашается и приемлет что-то, а в другой раз аффективно отрицает что-то, то увидим, что в большинстве случаев оба аффективных выражения (плюс и минус-функция) находятся на соответствующих равнозначных по своей интенсивности ступенях. Кто высказывает свою похвалу словом «отлично», тот обычно дисквалифицирует что-либо на той же третьей аффективной ступени словами «глупо», «неразумно». Кто выражает свою эмоциональную «захваченность» и восторг словами «упоительно», «неописуемо прекрасно», тот отрицает также с позиций четвертой аффективной ступени, выражая свое разочарование словами «ужасно», «страшно», «отвратительно».

Люди могут распознаваться по их эмоциональной установке и с помощью характерных для них оборотов речи. Их можно разделить две группы: выражения самоутверждения и выражения неуверенности в себе. За частым употреблением таких слов и словосочетаний, как «конечно», «само собой, разумеется», «разумеется, я об этом думал» или «конечно же, я дал ему после этого пощечину» скрывается отчетливая самозащита. Ведь это вовсе не само собой разумеется, что «я думал об этом», и не было никакой «естественной» необходимости «давать ему пощечину». Выражения «конечно» и «само собой разумеется» нередко употребляются тогда, когда ожидают критики и заранее хотят защитить себя от нее. «Очень просто» – является предпочтительным выражением тех людей, которые стараются избавиться от неуверенности. «Честно» и «действительно», считает Люшер, – излюбленные слова многих наших современников, которые из-за жизненной лжи сомневаются в своей собственной правдивости. Пища для них всегда «честно» вкусная, вино они находят «по-настоящему» превосходным, а сыр их «на полном серьезе» вполне устраивает. Есть определенное количество слов-сигналов, выражающих неуверенность вообще или неуверенность в себе: «кое в чем», «отчасти», «в известной мере», «кое-как», «как-нибудь», «в некотором смысле», «некоторым образом», «так сказать», «в определенной степени». Тот, кто хотел бы успокоить собственные и чужие сомнения, выдает свою собственную неуверенность путем оценки «наверняка»: «завтра наверняка будет хорошая погода» или «наверняка будет не так плохо». Когда в речи необоснованно часто используется слово «практически», то это по сути дела означает «в деталях я этого совершенно не понимаю». «Ну конечно», «да, пожалуй» или «ну, так», «ну и...» – все это слова человека, который полагает, что знает, что именно надо сделать, но не верит в практическую осуществимость этого и капитулирует. Слова «уж», «поди», «бишь», «небось» означают, что с данной ситуацией приходится с сожалением смириться. «Отлично, но...» – изрекающий подобное сначала с позиции мастера извещает ученика о благосклонном к нему отношении, а затем выдает ему последующее «но» в виде пришпоривающей критики. Слова «восхитительный», «чудесный», «привлекательный» – это прилагательные, которые не характеризуют предмет или ситуацию, а неприкрыто и явно выставляют напоказ собственную «захваченность» эмоциями. А одобрительная оценка, высказываемая на уровне третьей аффективной ступени – «великолепно», «отлично», «исключительно», при ее регулярном употреблении становится сигналом самовосхищения.

Не только собственно слова, но и манера их произнесения является сигналом, который позволяет проникнуть в ролевое поведение человека и распознать его. Высота звучания голоса, темп речи, ее громкость, артикуляция и ритм говорения настолько уникально характерны для каждого человека, что знакомого узнают по единственному произнесенному им слову.

Люшер считает, что существует тесная связь, между манерой речи и цветовым типом личности. Так, человек с синим типом поведения говорит мягко и тихо, часто расслабленно и вяло. Человек с красным типом поведения разговаривает громко и жестко, часто резко (пронзительно). Человек с зеленым типом поведения говорит артикулировано (отчетливо) и, поскольку он тщеславен, напористо, пытаясь оказать давление. Человек с желтым типом поведения разговаривает быстро и иногда неотчетливо, торопливо, несобранно.

Хобби и способы проведения досуга как сигналы личности

Люшер считает, что досуг, как последний бастион свободы, должен быть свободен от ролей-страхов и ролей-идолов, чтобы его можно было использовать для самореализации. Однако в жизни это не всегда получается.

Синий тип ищет удовлетворения, расслабления (снятия напряжения) и покоя. Хобби-сигнал этого типа, особенно если речь идет о хорошем физическом самочувствии, заключается в «горизонтальном образе жизни» – в шезлонге, на надувном матраце, на приморском пляже. А если человек пребывает в депрессивном настроении, жалеет самого себя или мечтает – лучше всего в постели. Музыка и музицирование, чтение книг, прогулки с друзьями, коллекционирование всяких пустяков становятся доминирующим занятиями в часы его досуга.

В противоположность «синим», «зеленые» коллекционеры хотят своими собраниями снискать себе уважение. Жизненная тактика людей, реализующих зеленый тип поведения, гласит: самоутверждаться, чтобы превосходить других. Для них характерно повышенное внимание к собственному «Я». Все, чем можно украсить собственное «Я», может стать хобби зеленого типа: одежда, обувь, шляпы, украшения. Если фотографирование, то фотографирование самого себя: я на фоне автомобиля, я перед домом, я и мои родственники, я рядом с Эйфелевой башней…

Кто проводит свободное время «в поте лица своего», тот реализует поведение красного типа. Многие с тайной страстью хватаются за газонокосилку, за садовые ножницы или даже за обычную лопату, чтобы удовлетворить свое физическое стремление к движению. Сюда же относятся теннис и футбол, а также плавание, велосипед, лыжи, легкая атлетика, гимнастика.

Всякое хобби, которое направлено на поиски новых переживаний, – это сигнал желтого типа поведения. Любопытство выражается в жажде путешествовать, в посещении различных выставок, в потребности получить возбуждение от просмотра фильмов. Желтый тип обладает своеобразием пиротехнической ракеты-хлопушки: никогда нельзя заранее сказать, куда ее понесет. «Перескакивание» с одного места на другое, от одной новизны к другой, от одной связи к другой – это сигналы всех хобби желтого типа. Люшер считает, что XX век был «изобретен» именно для таких людей – им необходимы 48 часов в сутки и телефонный аппарат. Установление контактов и связей воодушевляет человека, реализующего желтый тип поведения. Однако для поддерживания и культивирования отношений у него просто нет времени: он все время в разъездах. Сигнал эгоцентрического желтого типа, бегущего прочь от душевной привязанности, – это жажда контактов, которая реализуется профессионально или социально в виде встреч без его эмоционального участия.

Другие сигналы личности

Список косвенных сигналов для оценки цветовых типов личности можно бесконечно продолжать. Люшер обнаружил даже взаимосвязь между цветовым типом личности и склонностью к выбору для себя собак определенной породы.

Человек с зеленым типом поведения «представляется» немецким догом и дает понять, что он живет в большом и просторном доме. Собака желтого типа – это независимая, элегантно приплясывающая, стремящаяся умчаться вдаль борзая или левретка. Человек синего типа чувствует тягу к добродушному и спокойному ньюфаундленду (водолазу) или сенбернару. А человек с красным типом поведения «переживает себя» в безрассудно смелом, агрессивном добермане или в немецкой овчарке (волкодаве).

Дизайн жилища – это настоящий фейерверк сигналов личности. Синий тип украшает свою квартиру «сердечными» сигналами: цветы и свечи призваны дать понять о ласковой и любезной уютности его жилища. Зеленый тип – сигналами, связанными с деньгами и значимостью: это известные художественные полотна, портреты предков, дипломы и медали, рассчитанные на то, чтобы поразить его посетителей. Красный тип выставляет напоказ кубки и трофеи, чтобы продемонстрировать свою смелость и спортивную форму. Желтый тип вносит в свой дом дух огромного и широкого мира; географические карты, открытки и сувениры из всех частей света свидетельствует о том, где он уже успел побывать или куда хотел бы еще съездить.

Психосоматические исследования, проведенные с помощью «Цветового Теста Люшера», доказывают скрытую связь между цветовым типом личности и соматическими заболеваниями.

Главные заболевания синего типа – это «душевные» болезни, депрессии. Темная синь ночи, в которой, как полагают, можно утонуть, – это цвет засасывания в депрессивную глубь. Пациенты, страдающие «ажитированной депрессией», именно поэтому отклоняют темно-синий цвет. Отклонение синего при тестировании (минус синий) означает страх перед лишенным привлекательности покоем, перед удручающей и угнетающей скукой, перед одиночеством и внутренним отчуждением. «Замаскированнную», скрытую депрессию можно распознать по типичным недугам: сжимающее и сдавливающее ощущение в горле, стеснение в груди, затрудненность дыхания, потеря аппетита, чувство стесненности и тоски в области сердца, дрожь, нарушение сна, состояние прострации, быстрое истощение, холодная или бледная кожа. Депрессия может выражаться и в нарушениях зрения, когда «все видится как в тумане, слегка расплывчато, неясно». Бессонница, трудность засыпания, нарушения сна – наиболее частые недуги при нарушениях синей области.

Недуги зеленого типа являются вариациями на его основную тему – самоутвердиться, иметь значимость и быть в безопасности. Тем, на что он претендует, он хочет владеть; поэтому он старается получить предмет своего притязания в свое полное распоряжение и защищает его со всей силой, на какую способен. Болезненная чувствительность, проблемы с позвоночником, зависят не только от переноски тяжестей; гораздо чаще они могут быть обусловлены психически. Из-за постоянной «обороны» (минус зеленый), направленной против ощущаемой как давление и ограничение жизненной ситуации, возникает сильное и длительное напряжение спинной мускулатуры, которое, в конце концов, имеет своим следствием боль и повреждение. Другой недуг зеленых: у того, кто из-за честолюбия или тщеславия хочет «пожирать» буквально все, желудок начинает производить столь много желудочного сока, что могут возникнуть желудочные боли и язва желудка.

Красное поведение выражается в движениях и в активности. Вегетативные функции, особенно кровяное давление, повышаются (плюс красный) и гипертония становится хронической. Гипотония в таких случаях является ролью-защитой, а ее телесным выражением становится слабость и бессилие (минус красный).

Желтое поведение соответствует на «телесном языке» дыханию. Тема желтого цвета – разворачивание горизонтов переживания, готовность к изменениям. Чередования широты и узости, расширения и сужения переживаются в теле в результате дыхания. Объем дыхания и его частота – это барометр душевной погоды. Радость и воодушевление расширяют грудь; горькие разочарования, страх потерять что-то любимое, заботы сужают (стесняют) грудь, как в кошмарном сне. Причиной бронхиальной астмы может быть, наряду с инфекционными и аллергическими причинами, душевные заболевания.

* * *

Цветовая типология может найти применение и в библиотечной практике. Так, можно условно разделить наших читателей на четыре типа, к каждому из которых требуется специальный подход. При общении с «синим» читателем нужно помнить, что для него очень важно ваше внимательное, уважительное, доброжелательное обращение. Красный тип, напротив, хотел бы, чтобы вы быстро и точно выполнили его пожелания (выдали книгу, ответили на вопрос). Зеленый тип хотел бы увидеть в вас настоящего профессионала, готового квалифицированно и подробно ответить на все его вопросы. Главное для желтого типа – чтобы вы были интересным собеседником, чтобы он мог узнать от вас что-то новое (например, о книжных новинках или новых услугах).

Цветовая типология научит вас лучше разбираться в людях. Ее применение сделает более эффективным ваше общение с другими людьми, с которыми вас связывают как деловые (читатели и библиотекари), так и личные отношения. Возможно, вы задумаетесь о каких-то мешающих общению элементах вашего поведения (например, о неудачной манере речи). Знание цветовой типологии поможет вам приобрести большую уверенность в себе, научиться правильно преподносить себя публике, доверять своему чутью и делать правильный выбор.



  1. Люшер М. Сигналы личности: ролевые игры и их мотивы. – Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. – 176 с.
© Российская государственная библиотека для молодёжи, 2008–17